WordPress

Что такое компенсация в переводе

Что такое компенсация в переводе - картинка 1

Что такое компенсация в переводе

Что такое компенсация в переводе - картинка 2

замена непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно-художественным характером оригинала и там. где это представляется удобным по условиям русского языка.

Семантическая компенсация (восполнение компонента для полноты смысла) прежде всего касается реалий, чуждых ПЯ. Она может быть локальной и тотальной (общей). Burbery — непромокаемый плащ, выпускаемый фирмой Burbery, заменено во всем тексте макинтошем. Особенности диалекта, фоненические и грамматические ошибки персонажей в речи передаются при помощи общей компенсации.

Местная компенсация может иметь особое назначение: служить цели достигаемой в русском языке иными средствами, чем в англ. тут важнее передать производимый эффект, чем смысл.

§ 3. Причины лексических трансформаций:

1. своеобразие семантической структуры слова, обусловленное всей лексической системой языка (структурой семантического поля), разная значимость, употребительность, коннотации (meals — трапеза, limbs — конечности, child — сын/дочь, девушка! – Girl! in-laws) соответствующих единиц (напр., интернациональные слова в русском — прогресс, в английском — (пере)движение, ложные друзья переводчика)

2. разное отображение мира средствами разных языков, выделение разных признаков одного денотата (очки-glasses, выпускники-school-leavers, пенка-vilk skin, горлышко-neck, в елочку-herring-bone), но оба языка в равной степени адекватно отражают действительность. Необходимо учитывать семный состав слова в переводе его часто приходится отображать эксплицитно. Напр., адвербиальные глаголы с двумя семами действия и признака действия: He knifed his way into the water — Он прыгнул, врезавшись в воду как нож. Сравнение выражено обстоятельством образа действия.

3. разница в смысловом объеме слова, разные виды лексико-семантических вариантов: расширение — сужение, конкретные — абстрактные

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

а) различие в семантической структуре слова, развитие значений шло различными путями, часто совпадают и то не полностью по объему первые лексико-семантические варианты (mellow — плоды, — вино, — человек, — голос, — почва)

б) сложный компонентный состав каждого лексико-семантического варианта (каждому значению слова mellow в русском соответствует два или более слов (brittle — хрупкий, но раздражительная улыбка, нервная манера, хрупкое здоровье — delicate health)

4. различия в сочетаемости (нередко в форме семантической сочетаемости: to brush hair with a slow brush). Более широкая сочетаемость англ. сущ. в роли подлежащего: Aircrash killed 78 persons. – В катастрофе погибло; The split in the Democratic party elected Lincoln. – В результате раскола к власти пришел Линкольн.

+ различия в сочетаемости слов, основанные на различиях в сочетаемости обозначаемых понятий — окказициональное (контекстуальное) значение потенциально заложено в семантической структуре слова, необходим учет и парадигматических связей слова (hostage — заложник — жертва в hostage of war). Контекстуальное значение используется в стилистических целях (2 основные задачи перевода — избежать нивелировки эффекта и не нарушать норм языка). Эмочиональное созначение объективно присутствует всегда вне зависимости от контекста и субъективного восприятия (joy, grief, sorrow) оно создается ассоциациями, которые слово вызывает.

5. Трудны для перевода слова с широкой понятийной основой, т.к. их семантические границы расплывчаты и неопределенны, перевод целиком зависит от контекста, т.е от структуры и лексического наполнения распространяющих их слов. Понятийную основу размывает широта употребления, это ослабляет логическую основу, ведет к десемантизации. Десемантизированные слова употребляются как слова-заместители и могут опускаться в переводе (thing, affair, stuff) или заменяться русскими десемантизированными словами (дело).

6. Абстрактные существительные часто требуют конкретизации (presidency — пост президента, reluctant electorate — избиратели).

7. Cпецифичные для данных языков, регулярно в них используемые способы представления мыслительного содержания. Существует круг обычных сочетаний, не совпадающий с кругом сочетаний в другом языке (trains run — поезда ходят, a fly stands — муха сидит). Один компонент совпадает и сохраняется, а другой имеет логически отличное значение, но выполняет ту же функцию. Следует учитывать и более широкий контекст при переводе окказициональных словоупотреблений (her white sharp hand — костлявая сухая рука, «костлявая» не сочетается с «белая»).

8. Использование клише, которые отличаются от фразеологизмов и не нарушаются введением новых слов, это традиционные употребления (terraces rising from the lake — спускающиеся к озеру; Never drink unboiled water — Не пейте сырую воду; Freeze — Стоять; No loss of life was reported — Жертв не было).

9. Другая причина – лексические лакуны (inferiority? чудачка?)

10. необходимость преобразований для сохранения актуального членения предложения.

Грамматические трансформации

(по Т. Р. Левицкая, А.М. Фитерман).

Гр. трансформация — перестройка предложения и замены синтаксического и морфологического порядка. Основная причина — различия в грамматическом строе языков.

Виды грамматических трансформаций

3. Перестановка: причины — разница в порядке слов (русская рема чаще в конце предложения); — смысловое членение — наличие в англ. предложении большой группы подлежащего с неопределенным артиклем; — изменение порядка следования главного и придаточного по логическим причинам.

4. Замены частей речи: причины — отсутствие соответствующих конструкций; — несовпадение в употреблении, глагольное сказуемое выражено устойчивым выражением (He took the bell-rope and gave it a brisk tug — Он взялся за шнур и резко его дернул); лексические причины: разное словоупотребление, сочетаемость, отсутствие частей речи с соответствующим значением. An attempted overthrow in Peru — Попытка совершить переворот.Грамматические замены —преобразование в единицу с другим гр. значением. Это может быть словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. Часто анг. сущ заменяются глаголом (he is a poor swimmer), а прилаг. — существительным (Australian prosperity was followed by a slump).

5. Опущения и добавление элементов: причины — в русском языке требуется более развернутое выражение мысли (декомпрессия) (wise conservationists — любители природы, понимающие всю важность ее сохранения), — отсутствие лексико-семантического варианта, — избыточность смыслового содержания (The treaty was declared null and void — аннулирован).Синтаксическое уподобление — дословный перевод при существовании параллельных синтаксических структур. при этом могут опускаться либо меняться некоторые служебные слова. морфологическая структура слов.

6. Членение предложения — синтаксическая структура предложения преобразуется в две или более предикативные структуры ПЯ.

7. Объединение предложений — соединение двух простых в сложное часто в связи с перераспределением предикативных синтагм в соседних предложениях.

8. Антонимический перевод — замена утвердительной формы на отрицательную и наоборот (Nothing changed in my home town. — Все осталось прежним). часто с союзами unless, until.

Обычно сочетаются с лексическими, правильное и точное отражение содержания в переводе зависит и от удачного выбора формы слова, его грамматической категории. Под влиянием различных факторов переводчик вынужден прибегать к гр. трансформациям, важнейшие из которых состоят в полной или частичной реконструкции предложений, в замене частей речи и членов предложения.

Многие гр. структуры английского языка аналогичны русским, поэтому не вызывают затруднений. Исключение составляют синтаксические конструкции с дополнительными внутренними свойствами семантического и стилистического характера. Смысловые функции грамматических форм и синтаксических конструкций рассматриваются грамматикой.

Факторы, влияющие на применение грамматических трансформаций:

— синтаксическая функция предложения (часто совпадает)

— его лексическое наполнение

— его смысловая структура

Смысловая структура требует трансформации, когда подлежащим английского предложения является абстрактное понятие. Логическая структура предложения может требовать от переводчика и сохранения конструкции, что связано с точностью передачи логического ударения.

Стилистическая норма английского языка допускает наличие нескольких предложений с одного и того же местоимения, что неприемлемо в русском.

Наиболее распространенный прием — замена английских существительных русскими глаголами, что связано с богатством и гибкостью глагольной системы русского (префиксальные системы), и обусловлено причинами отсутствия соответствующего существительного и из-за необходимости соотнести структуру предложения с нормами русского языка (Drowning is the biggest killer of children. Three hundred workers went on a strike over a bonus claim — Забастовали требуя премиальных).

Что такое компенсация в переводе - картинка 4Прилагательные (причастия II в атрибутивной функции) могут заменяться существительными, наречиями, глаголами (white school, lily-white jury).

Lord Nesby stretched a careless hand. — Лорд Несби небрежно протянул руку. Poirot waved an eloquent hand. — Пуаро картинно помахал рукой.

Иногда англ. наречия заменяются другими частями речи из-за отсутствия или неупотребительности (контекстуальной несовместимости) русского наречия (the accusation has been disproved editorially — Обвинение было опровергнуто в передовой статье).

Иногда англ. наречие означает не признак действия, а переживание или душевное состояние производителя действия. В таких случаях всегда нужна замена.

Замена английских существительных глагольными формами обусловлено преобладанием номинативного начала в структуре английского предложения, доминирующее положение занимают абстрактные существительные. По О. Есперсену («Философия грамматики». М., Изд-во иностранной литературы, 1958, с.152). «абстрактное существительное может рассматриваться в качестве атрибута чего-либо другого». Конструкция во главе с подлежащим — абстрактным существительным менее свойственна синтаксису русского языка, поскольку она придает высказыванию официальность.

http://studopedia.ru/2_122572_priem-perevodcheskoy-kompensatsii.html

Компенсация при переводе

Компенсацией при переводе следует считать замену непередаваемого элемента ИЯ каким-либо другим средством, который передаёт ту же самую информацию, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике. Вот пример компенсации при переводе с английского языка на русский:

“Why don’t you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?” exclaimed Mrs Albert Forrester…

— А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало? — Чего? — воскликнула миссис Форрестер…

Здесь в подлиннике миссис Форрестер употребляет в эллиптическом предложении форму так называемого объектного падежа местоимения me вместо I, что многие считают грамматической небрежностью (кстати говоря, без достаточных оснований, ибо форма те в таких случаях давно уже стала нормой в разговорно-литературном языке). Поскольку в русском языке в системе личных местоимений ничего подобного нет, переводчица М. Лорие сочла необходимым прибегнуть к компенсации, употребив просторечно-фамильярную форму чего вместо литературного что, т. е. заменив личное местоимение на вопросительное и тем самым передавая ту же информацию что и в подлиннике, хотя и иными средствами.

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said ‘he don’t’ and ‘she don’t’ and stuff like that.

Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде.

Как видно из примеров, компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлинника — диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, игру слов и пр., а также когда не всегда можно найти прямое и непосредственное соответствие той или иной единице ИЯ в системе ПЯ.

Приёмы целостного преобразования и компенсации четко иллюстрируют, что эквивалентность перевода обеспечивается на уровне не отдельных элементов текста (в частности слов), а всего переводимого текста в целом. Иначе говоря, существуют непереводимые частности, но нет непереводимых текстов.

Всякие лексические трансформации требуют от переводчика чувства меры и досконального знания переводимого текста связанной с ним обстановкой.

Таким образом, наличие большого количества слов широкого, абстрактного значения в английском языке, различия в значениях слов, сжатость выражения, возможная в английском языке благодаря наличию целого ряда грамматических структур и форм, требует при переводе введения дополнительных слов и даже предложений. Однако некоторые различия в привычном употреблении (узусе) вызывают опущения отдельных элементов английского предложения при переводе на русский язык. Все это объясняет широкое использование лексических трансформаций при переводе.

http://study-english.info/article066-10.php

Компенсация

Компенсацией при переводе следует считать замену непередаваемого элемента ИЯ каким-либо другим средством, который передаёт ту же самую информацию, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике. Вот пример компенсации при переводе с английского языка на русский:

“Why don’t you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?” exclaimed Mrs Albert Forrester… (S. Maugham, The Creative Impulse)

— А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало? — Чего? — воскликнула миссис Форрестер…

Здесь в подлиннике миссис Форрестер употребляет в эллиптическом предложении форму так называемого объектного падежа местоимения me вместо I, что многие считают грамматической небрежностью (кстати говоря, без достаточных оснований, ибо форма те в таких случаях давно уже стала нормой в разговорно-литературном языке). Поскольку в русском языке в системе личных местоимений ничего подобного нет, переводчица М. Лорие сочла необходимым прибегнуть к компенсации, употребив просторечно-фамильярную форму чего вместо литературного что, т.е. заменив личное местоимение на вопросительное и тем самым передавая ту же информацию что и в подлиннике, хотя и иными средствами.

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said ‘he don’t’ and ‘she don’t’ and stuff like that. (Дж. Сэлинджер «Над пропастью во ржи», 18)

Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде.

Как видно из примеров, компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлинника — диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, игру слов и пр., а также когда не всегда можно найти прямое и непосредственное соответствие той или иной единице ИЯ в системе ПЯ.

Приёмы целостного преобразования и компенсации четко иллюстрируют, что эквивалентность перевода обеспечивается на уровне не отдельных элементов текста (в частности слов), а всего переводимого текста в целом. Иначе говоря, существуют непереводимые частности, но нет непереводимых текстов.

Всякие лексические трансформации требуют от переводчика чувства меры и досконального знания переводимого текста связанной с ним обстановкой.

Таким образом, наличие большого количества слов широкого, абстрактного значения в английском языке, различия в значениях слов, сжатость выражения, возможная в английском языке благодаря наличию целого ряда грамматических структур и форм, требует при переводе введения дополнительных слов и даже предложений. Однако некоторые различия в привычном употреблении (узусе) вызывают опущения отдельных элементов английского предложения при переводе на русский язык. Все это объясняет широкое использование лексических трансформаций при переводе.

Несмотря на то, что до сих пор понятие трансформации трактуется лингвистами неоднозначно, в общем виде, переводческая трансформация определяется как преобразование, с помощью которого можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода.

Среди трансформаций, несмотря на существующее разнообразие классификаций, большинство лингвистов выделяют два основных: грамматические и лексические. Причём, надо учитывать тот факт, что часто эти два вида трансформаций сочетаются друг с другом. Выделение данных переводческих трансформаций осуществляется на основе разных причин, вызывающие эти трансформации.

Необходимость грамматических трансформаций вызывается, в первую очередь, различием в структуре двух языков, которое проявляется в полных или частичных несовпадениях. Лексические трансформации нужны из-за лексических несовпадений — различной семантической структуры языков, т.е. несовпадением значений слов, различной сочетаемости или отсутствие слов соответствующего значения в языке, на который делается перевод, или из-за различий в употреблении слов. Трансформации редко встречаются в «чистом виде» (как видно из самих приводимых примеров). Как правило разного трансформации осуществляются одновременно, т.е. сочетаются друг с другом — перестановка сопровождается заменой, грамматическое преобразование — лексическим и т.д.

Умение легко и свободно ими пользоваться — залог адекватного перевода.

Таким образом, для достижения «адекватности перевода», переводчик использует трансформации «с тем, чтобы текст перевода с максимально возможной полнотой передавал всю информацию, заключенную в исходном тексте, при строгом соблюдении норм ПЯ» /Бархудоров, 1975:190/.

Использование переводческих трансформаций, в первую очередь, диктуется передачей исходного содержания, выражением мысли оригинала. Переводчик никоим образом не должен стремиться сохранить оригинал.

Трансформации нужны, чтобы соблюсти «правильность» языковых норм, чтобы речь переводчика воспринималась как «грамотная речь».

http://vuzlit.ru/905402/kompensatsiya

компенсация

1. Замена непередаваемого потерянного элемента элементом иного порядка.

2. Перевод, осуществляемый путем выражения той же мысли с помощью иных, чем в оригинале, средств. К компенсации чаще всего прибегают, когда в оригинале встречается народная речь, пословицы, поговорки, идиоматические обороты и другие выражения, имеющие свою специфическую окраску, которая утрачивается при переводе.

3. Способ, передать все содержание оригинала в тех случаях, когда нормы ПЯ не позволяют сохранить то или иное слово на том же месте, на котором оно стоит в оригинале.

4. Наиболее сложный из приемов достижения адекватности перевода. Сущность состоит в замене стилистических средств подлинника стилистическими средствами в переводе или же в применении тех же средств, только в другом предложении. К компенсации чаще всего приходится прибегать при передаче игры слов и каламбуров, просторечия и сказа, контаминированной речи персонажей литературного произведения и тому подобных приемов стилизации языка.

5. Прием перевода, восполняющий неизбежные семантические или стилистические потери средствами языка перевода, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике.

Толковый переводоведческий словарь / Л.Л. Нелюбин. — 3-е изд., перераб. — М.: Флинта: Наука, 2003

(компенсация потерь при переводе)

Библиогр.: Дзенс Н.И., Перевышина И.Р., Кошкаров В.А. Теория и практика перевода. – СПб., 2007; Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. – М..1981; МиньярБелоручев Р.К. Теория и методы перевода. – М..1996; Трошина Н.Н. Стилистическая эквивалентность перевода как проблема межкультурной коммуникации // Ментальность.Коммуникация. Перевод. – М., 2007. – С. 159179; Фененко Н.АНепереводимый» Зощенко в переводе на французский язык // Социокультрные проблемы перевода. – Воронеж, 2006. – Вып. 7, Ч. 1. – С. 124131.

Основные понятия переводоведения (Отечественный опыт). Терминологический словарь-справочник. Москва. 2010

http://gufo.me/dict/translatology/%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F

Компенсация

  • You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said ‘he don’t’ and ‘she don’t’ and stuff like that. (Дж. Сэлинджер «Над пропастью во ржи»)Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде.

Рассмотрев пример, можно уяснить, что применение компенсации наиболее оправдано в тех случаях, когда необходимо передать именно прагматичные, внутрилингвистические значения, представляющие в оригинале значительные характерные языковые черты. К таким чертам можно отнести характерные особенности речи, специфическую диалектную окраску, различную игру слов, каламбуры, жаргон и пр. А также в случаях, когда невозможно подобрать точное соответствие какому либо элементу текста.

Таким образом, применение приемов компенсации и целостного преобразования является объективным примером того, что эквивалентность перевода достигается на уровне совокупной смысловой целости текста, а не путем перевода отдельных фрагментов текста (например: слов или словосочестаний). Иными словами, есть частности, которые невозможно перевести, но передача смысла этой частности в переводе всего (текста) возможна всегда.

Однако, использование в переводе различных лексических трансформаций должно применяться специалистом количественно объективно, с учетом его полной осведомленности в отношении обстановки действия текста.

Важной спецификой перевода с английского языка является необходимость структурного замещения или внесение дополнений в текст как на уровне слов так и на уровне предложений. Это требование возникает в связи с наличием в английском языке различных специфических грамматических структур и форм, огромного количества слов двоякого или неопределенного значения. Также языковое различие диктует применение ряда опущений при переводе. В целом эти факторы способствуют активному применению лексических трансформаций.

http://web-3.ru/translations/intro/equivalents/compensation/

Практический анализ приема компенсации при переводе научно-популярных текстов

Особенности приема компенсации

Следует отметить, что прием ‘компенсации’ довольно давно используется переводчиками, однако термин этот возник не так давно.

И.И. Введенский использовал метод компенсации для перевода романа У. Теккерея ‘Vanity Fair’ (в его переводе — ‘Базар житейской суеты’). Так, в переводе он употребляет множество латинских вкраплений. С его слов: «Всех латинских слов и некоторых эпитетов, прибавленных к отдельным словам, нет в оригинале: но я смею думать, что без этих прибавок было бы невозможно выразить по-русски основную идею Теккерея. Если мистер Бинни в оригинале не произносит здесь латинских фраз, зато он щеголяет ими в других подобных случаях, а это все равно. И если читатель согласится, что здесь выражена идея педантизма, то переводчик вправе надеяться, что цель его достигнута». [И.И. Введенский, 1960: 246]

Впервые термин ‘переводческая компенсация’ был введен Я.И. Рецкером. Он выделил семь разновидностей переводческих трансформаций, к которым и входил данный вид перевода. Под компенсацией Я.И. Рецкер понимал «замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно-художественным характером подлинника и там, где это представляется удобным по условиям русского языка» [Я.И. Рецкер, 2004: 64].

В.Н. Комиссаров под компенсацией понимает следующее: «это способ перевода, при котором элементы смысла, прагматические значения, а также стилистические нюансы, тождественная передача которых невозможна, а, следовательно, утрачиваемые при переводе, передаются в тексте перевода элементами другого порядка, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале». [29]

Р.К. Миньяр-Белоручев под приемом компенсации подразумевает трансформацию, происходящую на лексико-семантическом уровне. По его словам компенсация — «это прием перевода, восполняющий неизбежные семантические или стилистические потери средствами языка перевода, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике» [Р.К. Миньяр-Белоручев, 1999: 168].

В свою очередь, А. В. Федоров, не использовал в своих работах термин «компенсация», однако суть этого приема была им описана: «В практике перевода встречается ряд случаев, когда не воспроизводится совсем или заменяется формально далеким тот или иной элемент подлинника, пропускается то или иное слово, словосочетание и т. п. Конечно, целое существует не как какое-то абстрактное понятие, — оно состоит из конкретных элементов, которые, однако, существенны не каждый в отдельности и не в механической своей совокупности, а в системе, образуемой их сочетанием и составляющей единство с содержанием произведения. Отсюда возможность замен и компенсаций в системе целого, открывающей для этого разнообразные пути; таким образом, утрата отдельного элемента, не играющего организующей роли, может не ощущаться на фоне обширного целого, он как бы растворяется в целом или заменяется другими элементами, иногда и не заданными оригиналом». [1]

Л.С. Бархударов же под компенсацией понимает комплексную лексико-грамматическую замену, та как она «применяется в тех случаях, когда определенные элементы текста на ИЯ по той или иной причине не имеют эквивалентов в ПЯ и не могут быть переданы его средствами; в этих случаях, чтобы восполнить («компенсировать») семантическую потерю, вызванную тем, что та или иная единица ИЯ осталась непереведенной или неполностью переведенной (не во всем объеме своего значения), переводчик передает ту же самую информацию каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике» [Л.С. Бархударов, 1975: 218-219].

Что касается классификации приема компенсации, то существует несколько принципов.

Так, И.А. Алексеева выделяет позиционную и разноуровневую (или качественную) компенсацию.

В первом случае, исследовательница приводит примеры перевода фразеологизмов, поскольку «помимо функции передачи когнитивной информации в тексте, они одновременно выполняют функцию передачи просторечно-разговорной окраски текста (в художественном тексте, в техническом тексте)». [3]

Под разноуровневой компенсацией понимают передачу другими средствами информации, которую переводчик затрудняется передать тождественными оратору средствами.

В свою очередь Я.И. Рецкер выделяет семантическую и стилистическую компенсацию. В первом случае «восполняется пропущенный не передаваемый в переводе компонент для полноты смысла» [Я.И. Рецкер, 2004: 64]. Наглядным примером данного приема является, в первую очередь, перевод реалий: географических, этнографических, фольклорных, мифологических, бытовых, общественных, исторических и т. д. Исследователь подразделяет семантическую компенсацию на: локальную (местную) и тотальную (общую). Под первой Я.И. Рецкер понимает компенсацию, при которой восполняются пробелы, вызванные употреблением реалий, характерных для страны ИЯ и чуждых иному языку и иной действительности. Во втором же случае — это компенсация, применяемая в тех случаях, когда прямое словарное соответствие единицы ИЯ адекватно не отражает смысл данной единицы при ее передаче на ПЯ.

Под стилистической компенсацией Я.И. Рецкер понимает «замену одного выразительного средства другим» [Я.И. Рецкер, 2004: 66]. Этот прием, в основном, используется при переводе различных территориальных и социальных диалектов. Стилистическая компенсация также может быть локальной и тотальной.

С.А. Циркунова считает, что каждый вид компенсации можно охарактеризовать типологическим и топографическим параметрами.

В типологическом аспекте автор выделяет два вида компенсации:

  • — прямую (когда определенный стилистический прием на языке оригинала передается тем же стилистическим приемом на языке перевода: например, каламбур передается каламбуром);
  • — аналог (стилистический прием на языке оригинала передается иным стилистическим приемом на языке перевода) [Циркунова С.А., 2002: 32-41].

В топографическом аспекте автор выделяет такие виды компенсаций:

  • — параллельную (компенсация в той же части текста);
  • — смежную (компенсация на некотором расстоянии от утраченного стилистического приема языка оригинала);
  • — смещенную (компенсация на значительном расстоянии);
  • — обобщенную (текст перевода содержит стилистические приемы, адаптирующие его для читателей языка перевода) [Циркунова С.А., 2002:33-34].

Л.В. Бреева и А.А. Бутенко, в свою очередь, выделяют контактную (в предложении, в развернутой метафоре, в сверхфразовом единстве, в структуре производного образа, образа-персонажа) и дистантную (компенсации единичных микрообразов, когда образы в переводе появляются там, где нет языкового образа подлинника) компенсации. [32]

Яковлева М.А., в свою очередь, вводит понятия горизонтальной и вертикальной компенсации.

В первом случае исследовательница понимает такой вид компенсации, при котором элементы смысла, прагматические значения, а также стилистические нюансы, выражающиеся в тексте оригинала единицами одного уровня и утрачиваемые при переводе, воссоздаются в тексте перевода единицами того же уровня: то есть фонетика передается фонетикой (на письме это делается графически), лексика — лексикой и т. д.

Во втором случае — это такой вид компенсации, при котором элементы смысла, прагматические значения, а также стилистические нюансы, выражающиеся в тексте оригинала единицами одного уровня и утрачиваемые при переводе, воссоздаются в тексте перевода единицами другого уровня: то есть лексика передается синтаксисом, фонетика -лексикой, синтаксис — лексикой и т. д.

Приведем несколько примеров компенсации:

The amendment received 3.622.000 votes, while the Executive resolution received 4.090.000. If anything, Executive majority was only 468.000 in a vote of nearly eight million.

В этом примере сочетания Executive resolution и Executive majority являются семантически эллиптическими. Английский читатель без труда восстанавливает их полную форму Executive Committee resolution, т.е. резолюция, предложенная исполнительным комитетом, и Executive Committee resolution majority, т.е. большинство голосов, поданных за резолюцию исполкома. В таком, дополненном виде эти сочетания и будут переданы на русском языке, где эллиптические формы исполнительная резолюция или исполнительное большинство оказались бы совершенно непонятными для читателя или были бы неправильно им интерпретированы.

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said ‘he don’t’ and ‘she don’t’ and stuff like that. (Дж. Сэлинджер «Над пропастью во ржи») — Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде.

That kind of stuff. — The old bull. — Словом, наворачивал как надо.

It’s awful. — Страшное дело.

В следующем примере происходит замена чисел, так как служащий фирмы, чтобы спасти любимую женщину, подделал чек, добавив две буквы и тем самым переделав nine на ninety. Однако русское девять нельзя переправить на девяносто добавлением букв, поэтому употребляется восемь, которое легко переделать на восемьдесят.

James. Give me the cheque-book. What’s this ninety?

Walter. But look here, father, it’s nine I drew a cheque for. (John Galsworthy. Justice. Act I)

Джеймс: Дай мне чековую книжку… Что это за восемьдесят фунтов?

Уолтер. Но послушай, отец, я выписал чек на восемь фунтов. (Дж. Голсуорси. Правосудие)

“(Being a game-keeper, no! So long as I’m left alone.) But when I have to go messing around at the police station, and various other places, and waiting for a lot of fools to attend to me. oh well, I get mad. ” — Неприятно? Отнюдь. При условии, что я сижу здесь в лесу и до меня никому нет дела. А вот ежели приходится торчать в присутственных местах и ждать, когда тебя одарит своим вниманием всякая сволочь, тогда я. Тогда я бешусь. (дистантная вертикальная компенсация).

В этом примере компенсация осуществляется на лексико-фразеологическом и синтаксическом уровнях (использование при переводе сниженных лексических единиц, неполных предложений).

“But I’ve got to work, or I should die.” — Но мне надо работать, иначе я с тоски подохну. (дистантная горизонтальная компенсация).

В этом примере компенсация осуществляется на лексико-фразеологическом уровне, и сниженным подохнуть передается нейтральное die.

“Why don’t you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?” exclaimed Mrs Albert Forrester… (S. Maugham, The Creative Impulse) — А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало? — Чего? — воскликнула миссис Форрестер…

Так в этом примере героиня использует в этом эллиптическом предложении некую форму объектного падежа местоимения «me» вместо «I». Однако в русском языке таких нюансов в порядке личных местоимений не случается, вместо этого с помощью компенсации происходит замена литературной формы «что» на просторечно-фамильярную «чего».

По мнению Л. С. Бархударова, компенсация «используется особенно часто там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлинника — диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, игру слов и пр., а также и при передаче прагматических значений, когда не всегда можно найти прямое и непосредственное соответствие той или иной единице ИЯ в системе ПЯ. Прием компенсации четко иллюстрирует то положение, которое нами подчеркивалось неоднократно: эквивалентность перевода обеспечивается на уровне не отдельных элементов текста (в частности слов), а всего переводимого текста в целом. Иначе говоря, существуют непереводимые частности, но нет непереводимых текстов». [Л. С. Бархударов, 1975]

Особенно часто к компенсации приходится прибегать для возмещения утраченных стилистических и образных аспектов содержания оригинала:

All kinds of «Russian experts», specialists in slander of the Soviet Union before World War II were taken out of cold storage by their diplomatic masters. — Вновь были вынуты из дипломатических сундуков всякого рода пронафталиненные «знатоки России», изощрявшиеся в клевете на Советский Союз еще до второй мировой войны. Таким образом, словосочетание cold storage компенсировано в переводе метафорическим «дипломатический сундук» и ироническим «пронафталиненные знатоки».

Подводя итог, следует отметить, что в любом языке есть элементы, не поддающиеся отдельной передаче средствами другого языка, поэтому возникает необходимость в использовании метода компенсации, чтобы восполнить эту потерю при переводе.

http://studwood.ru/1349145/literatura/prakticheskiy_analiz_priema_kompensatsii_perevode_nauchno_populyarnyh_tekstov

ПРИЁМ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ КОМПЕНСАЦИИ

Сущность компенсации в процессе перевода с исчерпывающей полнотой раскрыта в книге А.В.Фёдорова: «В практике перевода встречается ряд случаев, когда не воспроизводится совсем или заменяется формально далёким тот или иной элемент подлинника, пропускается то или иное слово, словосочетание и т.п., но невозможность передать отдельный элемент, отдельную особенность оригинала тоже не противоречит принципу переводимости. Благодаря компенсации в системе целого утрата отдельного элемента, не играющего организующей роли, может и не ощущаться на фоне обширного целого. Он как бы растворяется в этом целом или заменяется другими элементами и не заданными оригиналом.

Компенсацией (или компенсацией потерь в процессе перевода) следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно-художественным характером подлинника, и там, где это представляется удобным по условиям русского языка. Компенсация – это один из приёмов достижения эквивалентности, разновидность замены.

При компенсации элементы смысла, объективно утраченные при переводе единицы языка оригинала, передаются иными средствами, причём необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Таким образом компенсируются утраченный смысл и оттенки значения, скажем, ирония, юмор, образность, игра слов, каламбуры и т.д., и в целом уменьшаются неизбежные потери. Нередко при этом грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот. Часто применяется при переводе фразеологизмов.

Компенсация может иметь семантический или стилистический характер. В первом случае восполняется пропущенный непередаваемый в переводе компонент для полноты смысла. Семантическая компенсация часто применяется для восполнения пробелов, вызванных так называемой безэквивалентной лексикой. Это прежде всего обозначение реалий, характерных для страны ИЯ и чуждых другому языку и иной действительности. Если эти детали не имеют принципиального значения, то не будет потери для читателя, если их опустить в переводе.

Подожди до моих зимних каникул – а в английском – Just wait till Christmas Holidays.

В русском – новогодний подарок – в английском – Christmas present. Это своего рода местная компенсация в плане прагматической установки перевода. В переводах Голсуорси можно найти много примеров компенсации, т.к. его персонажи говорят на различных социальных и местных диалектах. Это большей частью примеры стилистической и экспрессивной компенсации – замена одного выразительного средства другим (передача каламбуров, игры слов).

В пьесе Голсуорси «Спектакль» кухарка и рабочий Одихем говорят на лондонском просторечии «кокни», и в переводе часто применяется русское просторечие, причём не всегда там, где просторечие в подлиннике, а там, где это удобно по условиям русского языка:

Cook. That girl ought to be follered. She might thrown herself in the river.

Кухарка. За этой девчонкой последить бы надо. Неровен час с моста в реку бросится.

Здесь просторечное «неровен час» компенсирует английское просторечное follered, которое стоит в соседнем предложении.

Местная компенсация используется для передачи аллитерации или контаминированной речи. Когда автор намеренно приводит абсурдный набор слов, чтобы подчеркнуть пародйность текста, в переводе может вообще не оказаться словарных соответствий подлиннику, и тогда можно говорить о сплошной компенсации. (перевод М.Лозинским романа Ромен Роллана «Кола Брюньон», Алиса в стране чудес).

Однако в некоторых случаях компенсация неподдающихся переводу элементов подлинника неприменима. Нельзя опустить или заменить каламбур или игру слов, если они играют важную роль в ходе повествования.

Стилистическая компенсация: He made a speech that lasted about 10 hours. – Он отгрохал речь часов на десять.

Просторечия: я ж ведь, ты по что со мной так поступил?

ОБОБЩИМ: Приём компенсации применяется в том случае, когда-то или иное явление не может само по себе быть передано в языке перевода. Компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто языковые особенности подлинника (диалектизмы, индивидуальные особенности речи, неправильные языковые формы, каламбур, игру слов и т.п.), которые не всегда имеют непосредственные соответствия в языке перевода.

При переводе контаминированной, т.е. неправильной речи, переводчик не должен быть связан применением именно той категории средств, какими пользуется иностранный автор. Переводчик имеет право заменять одни языковые средства другими грамматические – лексическими, фонетические – грамматическими и т.д. в соответствии с нормами контаминации русской речи). Так, если в подлиннике контаминирует речь иностранца, то можно воспользоваться традиционными способами передачи речи иностранцев в русском языке. Например, для иностранцев трудной категорией является вид русского глагола. Они заменяют совершенный вид совершенным: Я буду умирать, вместо Я умру).

Приём компенсации показателен тем, что он чётко иллюстрирует одно из основных положений теории перевода – адекватно переводятся не отдельные элементы текста, а весь текст в целом. Иными словами, существуют непереводимые частности, но нет непереводимых текстов.

Компенсация может быть также определена как намеренное добавление в перевод некоторых элементов для восполнения потери схожих элементов в том же или другом месте. Eliza в пьесе «Пигмалион» (Б. Шоу) делает ошибки, типичные для необразованной девушки:

I`m nothing to you – not so much as them slippers. And professor Higgins corrects her saying: ”those slippers”. Такую лингвистическую ошибку сложно передать, а если её опустить, то диалог становится бессмысленным. Поэтому делаем компенсацию при переводе в другом месте, там, где скорее всего необразованный русский человек сделает ошибку:

«Я для вас ничто, хуже вот этих туфлей». А Хиггинс её исправляет: «туфель».

ЭКСПРЕССИВНАЯ КОНКРЕТИЗАЦИЯ (Рецкер)

В большинстве случаев применение приёма экспрессивной конкретизации в переводе сочетается с экспрессивным согласованием с учётом микро- и макро контекстов:

Eg. She was able to get every ounce of humour out of the semicolumn. – Даже из точки с запятой она сумела выжить весь юмор до последней капли.( To get – выжать – это значение экспрессивно и поддержано дополнением – до последней капли).

Eg. –Terrible place, isn`t it? – said Tom. -Awful.

It does her good to get away.

– Ужасная дыра, верно сказал Том. – Да, хуже не придумаешь.

Вот она и рада была «проветриться».

Дыра – маленький городишка, get away – случай экспрессивной конкретизации, указывающий на цель вместо самого действия, конкретизация на основе смыслового развития.

Английские глаголы действия часто требуют более конкретного их раскрытия в переводе и, как правило, русский глагол выразительнее. Приём экспрессивной конкретизации встречается при переводе глаголов: to take, to give, to open, to close.

Часто экспрессивная конкретизация используется для выделения иронии, но в орбиту этого приёма в порядке экспрессивного согласования вовлекаются и другие члены предложения вне зависимости от того, какие это члены речи:

Eg. ….a cook would finish you. — …но кухарка вас доканает.

Приём экспрессвиной конкретизации применяется не только при переводе художественного текста, но и публицистического, и обиходной речи. Где в английском тексте экспрессия выражена контекстом или ситуацией (ирония), в переводе на русский язык – языковыми средствами. (иногда поэтому сложно нам понять английский юмор).

http://lektsii.org/7-26016.html

Литература

  1. Грудцына, Л. Жилищное право России. Учебник; М.: Эксмо, 2011. — 656 c.
  2. Дубинский, А. Руководствуясь законом; политической литературы Украины, 2013. — 112 c.
  3. Рассказов, Л. П. Теория государства и права / Л.П. Рассказов. — М.: Инфра-М, РИОР, 2014. — 480 c.
  4. Марченко, М. Н. Проблемы общей теории государства и права. Учебник. В 2 томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2015. — 644 c.
  5. Карсетская, Е. В. Проверка трудовой инспекции. Практические рекомендации для работадателя / Е.В. Карсетская. — М.: АйСи Групп, 2016. — 168 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях