WordPress

Компенсация это в экономике россии

Компенсация это в экономике россии - картинка 1

«Подушка безопасности» Путина схлопнется к лету, а пенсионерам скажут: извините, мы немного ошиблись

Иллюзии Кремля рассеиваются, как утренний туман

Компенсация это в экономике россии - картинка 2

Компенсация это в экономике россии - картинка 3

В условиях нарастающего в России вирусно-экономического кризиса ведутся горячие дискуссии по поводу того, как с ним бороться и как смягчать его последствия. Идей и предложений очень много: бюджетные субсидии бизнесу, прямые компенсации заработной платы ушедшим на «каникулы» работникам, снижение или даже отмена налогов компаниям разных отраслей экономики (хотя бы на время кризиса), списание бизнесу ранее возникших (до кризиса) обязательств по кредитам и налогам, введение продуктовых карточек, раздача «вертолетных денег» населению (по примеру США, где сейчас каждому взрослому американцу без каких-либо предварительных условий выдается по 1200 долларов, а детям — по 500 долларов), снижение процентных ставок по кредитам, введение налоговых и кредитных каникул (отсрочка погашения обязательств на время кризиса)

Но, в конечном счете, все подобные меры должны обеспечиваться за счет так называемой «валютной подушки», которую денежные власти накапливали на протяжении многих лет.

Некоторые под «валютной подушкой» понимают международные резервы Российской Федерации, которые находятся на балансе Центробанка. Их еще называют валютными и золотыми активами Банка России.

Согласно последним данным Банка России, международные резервы по состоянию на 20 марта составили 551,2 млрд. долларов США. Кстати, за неделю до этого было достигнуто пиковое значение — 581,0 млрд долл. Таким образом, за неделю они сократились на 29,8 млрд долларов США, или на 5,1%. Эксперты все единодушны в том, что активное «таяние» международных резервов продолжится и даже ускорится.

Но я хотел бы обратить внимание на то, что «валютной подушкой» следует называть не все международные резервы, а те, которые принадлежат Минфину (Банк России лишь управляет резервами Минфина). В последние годы минфиновская часть составляла примерно 20−25% всех международных резервов (остальные резервы принадлежат Центробанку).

Почти все минфиновские резервы представлены Фондом национального благосостояния (ФНБ). Вот его и следует называть «валютной подушкой». ФНБ родился на свет в 2008 году после того, как произошла реорганизация Стабилизационного фонда. Он был разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.

Напомню, что при учреждении ФНБ было заявлено, что он станет частью механизма пенсионного обеспечения граждан Российской Федерации на длительную перспективу. Последние годы (особенно в ходе так называемой «реформы» пенсионного обеспечения) власти предпочитали не вспоминать о том, что когда-то они обещали создать для стариков «подушку безопасности» в виде ФНБ. К концу 2017 года произошло полное исчерпание Резервного фонда, который также называли «подушкой», она была предназначена для покрытия дефицитов федерального бюджета. Итак, уже более двух лет Россия живет с единственной «валютной подушкой» под названием ФНБ.

Мы хорошо знаем, что российская экономика в последние годы почти не росла. Росстат и чиновники всячески камуфлировали экономическую стагнацию. В том числе горделиво заявляя о таких «достижениях», как рост международных резервов и ФНБ.

Так, на 1 января 2019 года ресурсы ФБН составили 75,60 млрд долл. В национальной валюте на тот момент это было эквивалентно 4,97 трлн. руб. По отношению к ВВП эта сумма равнялась 4,8%. А уже на 1 августа прошлого года эти показатели составили соответственно 124,14 млрд долл.; 7,87 трлн. руб.; 7,3% ВВП. Процесс наращивания «валютной кубышки» продолжился. Тогда (с конца лета), кстати, разгорелись дискуссии о том, как тратить деньги из ФНБ. Поскольку правила предусматривали, что «валютную кубышку» Минфина следует накапливать до тех пор, пока не будет достигнута планка в 7% ВВП. Она была превышена. Примечательно, что в ходе дискуссий почти никто не вспомнил о том, что «кубышка» изначально создавалась для поддержки пенсионеров.

Помню, как еще в прошлом году некоторые чиновники хвастливо заявляли, что с такой «валютной кубышкой» нам никакие мировые финансовые и экономические «штормы» (включая резкое падение цен на нефть) не страшны. Она, мол, позволит нам держаться «на плаву» целое десятилетие. Уже когда премьер-министром стал Михаил Мишустин, он успел выразить свой оптимизм по поводу того, что «валютная подушка» позволит нам держаться «на плаву» от четырех до шести лет.

По теме «валютной кубышки» 12 февраля 2020 года на правительственном совещании по экономическим вопросам высказался президент России Владимир Путин. Он с гордостью сообщил, что международные резервы РФ достигли 560 млрд долл., а объем средств Фонда национального благосостояния России превысил 125 млрд долл. Он с удовлетворением заключил: «Запас прочности экономики, финансовой системы страны гарантируют накопленные резервы».

Эйфория в верхних эшелонах власти по поводу нашей защищенности от всяких внешних шоков продолжалась до начала марта. По итогам марта Минфин сообщил, что ликвидная часть ФНБ в виде денежных средств на счетах в Банке России сократилась со 150,1 млрд долл. до 142,7 млрд долл., т.е. на 4,9%. Грубо говоря, за месяц была израсходована одна двадцатая часть Фонда. При таких темпах «таяния» ФНБ исчезнет через 19 месяцев, если отсчитывать от 1 апреля 2020 года. Т.е. от него останется пустое место к концу октября 2021 года.

Но такая «арифметика» сегодня уже не работает. Темпы расходования средств фонда резко увеличиваются по сравнению с прошедшим мартом. Первоначальная программа помощи населению и бизнесу, разработанная в начале прошлого месяца, исчислялась суммой всего в 300 млрд руб. Затем программа была увеличена до 1,4 трлн. руб. Но и это, как выясняется, крайне мало. Только в апреле месяце эксперты оценивают потери в экономике в размере от 2 до 4 трлн. рублей. Стало быть, масштабы финансовой помощи (для борьбы с кризисом и ликвидации его социальных последствий) должны быть сопоставимы с оцениваемыми потерями.

Пусть будет в среднем 3 трлн. руб. Такие масштабы помощи, вероятно, потребуются и в последующие несколько месяцев (рецессия, по мнению большинства экспертов, будет охватывать весь второй квартал). На 1 апреля в рублевом выражении средства ФНБ составили 11,1 трлн. руб. Следовательно, денег из фонда будет достаточно для того, чтобы поддерживать бизнес и население в течение 3−4 месяцев. Т.е. примерно до середины лета. Впрочем, некоторые эксперты полагают, что денег «валютной кубышки» хватит лишь до начала лета. И я с ними полностью согласен. Ибо в приведенных мною расчетах я абстрагировался от двух важных факторов, от которых, конечно же, абстрагироваться нельзя.

Во-первых, из-за резкого падения цен на «черное золото» выручка Российской Федерации от экспорта нефти стремительно падает. За все годы существования РФ несмотря на всяческие форс-мажоры не было ни одного месяца, чтобы торговый баланс сводился с минусом.

У нас всегда было активное сальдо торгового баланса на месячной и тем более годовой основе. Согласно самым свежим данным, по итогам первых двух месяцев 2020 года это сальдо было еще положительным — 22,8 млрд долл. Данных за март еще нет. Но думаю, что сальдо окажется в районе нуля. А по итогам следующих ближайших месяцев эксперты уверенно говорят, что будет минус. Вот на покрытие этого минуса, т.е. на оплату импорта и будет тратиться валюта из хваленой «подушки безопасности».

Во-вторых, в ближайшие месяцы (а, может быть, до конца года) Россия не сможет прибегать к привлечению новых займов и кредитов на мировом финансовом рынке (по причине того, что вирусно-экономический кризис приобрел мировые масштабы). В то же время выполнять все свои обязательства по международным долгам придется в полном объеме. И это создает очень неприятную для страны ситуацию.

Ранее проблема погашения и обслуживания внешних долгов не стояла остро перед Россией, поскольку можно было обеспечивать выплаты обязательств за счет новых заимствований. Процесс долговых выплат и внешних привлечений был достаточно отработан Минфином и крупными корпоративными структурами финансового и нефинансового секторов экономики. Последние десять лет Россия вроде бы сильно не наращивала свой внешний долг, всем казалось, что здесь у нас царит относительное благополучие. Вот данные по внешнему долгу РФ за отдельные годы (на начало года, млрд. долл.): 2010 г. — 466,29; 2015 г. — 599,90; 2019 г. — 469,30; 2020 г. — 490,81.

А теперь я приведу самые свежие данные Банка России о тех выплатах, которые должны сделать российские должники внешним кредиторам и заимодавцам. С 1 октября 2019 года по 30 сентября 2020 года (т.е. за год) российские должники должны осуществить выплаты в порядке погашения долга на сумму 70,43 млрд долл. Плюс к этому выплаты в порядке обслуживания долга (выплата процентов) на сумму 17,66 млрд долл. Итого суммарные выплаты за годовой период по внешним долговым обязательствам составляют более 88 млрд долл.

Примерно до конца февраля 2020 года они в привычном режиме рефинансировались за счет привлечения новых кредитов и займов на мировом финансовом рынке. С марта месяца этот привычный механизм перестает работать. Рефинансирования за счет привлечения валюты на мировом рынке не будет.

Банк России помесячно расписывает ожидаемые выплаты по внешним долгам. Вот как выглядит помесячный график по погашениям внешних долгов (млрд. долл.): март — 4,99; апрель — 4,97; май — 3,26; июнь — 4,88; июль — 3,36; август — 2,22; сентябрь — 6,71. Итого в течение семи самых «горячих» месяцев выплаты по погашению долгов должны составить 30,39 млрд долл.

А вот как выглядит помесячный график по обслуживанию внешних долгов (млрд. долл.): март — 1,59; апрель — 1,70; май — 1,15; июнь — 1,69; июль — 1,10; август — 1,17; сентябрь — 1,46. Итого в течение семи самых горячих месяцев выплаты по обслуживанию долгов (выплаты процентов) должны составить 9,86 млрд долл. Если округленно, то за период с марта по сентябрь включительно Россия должна выплатить по внешним долговым обязательствам более 40 миллиардов долларов.

Выплаты будут производиться разными секторами экономики. Давайте посмотрим, как распределялся внешний долг РФ на начало 2020 года. На органы федеральной власти пришлось 43,8 млрд долл. (немного менее 9% всего внешнего долга); на Центральный банк — 13,9 млрд долл. (2,8%); на банковский сектор — 77,0 млрд долл. (15,7%); на прочие секторы экономики — 330,0 млрд долл. (67,2%).

Можно предположить, что для погашения и обслуживания внешнего долга органов федеральной власти (прежде всего, Минфина) будет использоваться валюта из ФНБ. Что касается банковского сектора и прочих секторов экономики, то, логично было бы предположить, что они сами должны изыскивать средства для выполнения своих обязательств по внешним долгам. Но думаю, что опять-таки на помощь им придет Фонд национального благосостояния.

Дело в том, что значительная часть банков и корпораций нефинансового сектора экономики являются государственными институтами. Их долги, по сути, также являются государственными, по обязательствам таких банков и корпораций отвечает государство, у которого имеется та самая спасительная «подушка безопасности».

В 2018 году РАНХиГС в своем сентябрьском «Мониторинге экономической ситуации» дал оценку расширенного государственного долга Российской Федерации. В него помимо долгов органов федеральной власти и властей субъектов Российской Федерации были еще включены долги банков и компаний с государственным участием (участием в капитале от 50 до 100%).

Так вот, получилось, что в позапрошлом году на госбанки приходилось 72 млрд долл., или 69% внешней задолженности банковского сектора. Госкорпорации нефинансового сектора задолжали 107 млрд. долларов, что составляло почти треть корпоративного долга перед зарубежными кредиторами. Если спроецировать эти цифры на долги 2020 года, то получается, что долг госбанков в начале текущего года составил 53,1 млрд долл., а долг госкорпораций нефинансового сектора экономики — 108,8 млрд долл. Итого расширенный государственный долг (органы федеральной власти + госбанки + госкорпорации) на начало 2020 года можно оценить примерно в 206 млрд долл. Вот на выполнение обязательств по этому расширенному государственному долгу и будут, в первую очередь, использованы валютные средства «подушки безопасности».

Конечно, если что-то еще останется от «подушки безопасности» после покрытия дефицита торгового баланса и выплат по расширенному государственному долгу, то, наверное, драгоценные остатки будут брошены на спасение тех, кто вошел в список «системообразующих предприятий». Правительство уже составило этот список «бессмертных», включающий 646 компании, половина из которых имеют в своем капитале иностранных инвесторов (названия многих таких «системообразующих предприятий» невозможно выговорить по-русски, ибо названия англоязычные).

Итак, можно резюмировать:

1. «Валютная кубышка» не позволит России благоденствовать в условиях вирусно-экономического кризиса на протяжении десяти лет, как еще недавно нам обещали чиновники из Минфина. Она будет исчерпана к началу лета. При самом оптимистическом сценарии — к началу осени.

2. «Валютная кубышка» будет использована, в первую очередь, на покрытие обязательств по расширенному государственному долгу (Минфин, госбанки, госкорпорации). Кое-что может перепасть счастливцам из списка «системообразующих предприятий». Народу и малому бизнесу не перепадет ничего.

P.S. Еще раз напомню, что при создании 12 лет назад Фонда национального благосостояния было продекларировано, что он предназначен исключительно для поддержки российских пенсионеров.

http://svpressa.ru/economy/article/262201/

ЕБРР прогнозирует падение ВВП России на 4,5% в 2020 году

Компенсация это в экономике россии - картинка 5

ЛОНДОН, 13 мая. /ТАСС/. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) прогнозирует, что падение ВВП России в 2020 году составит 4,5% из-за «двойного удара» в виде негативных последствий пандемии нового коронавируса и прекращения действия сделки ОПЕК+, ускорившего падение цен на нефть. Об этом говорится в опубликованном в среду докладе базирующегося в Лондоне банка о региональных экономических перспективах.

Таким образом, разница с ноябрьским прогнозом банка, в котором рост ВВП РФ в 2020 году прогнозировался на уровне 1,7%, составила 6,2%.

В 2021 году эксперты ЕБРР предсказывают рост российской экономики на 4%.

«Перестановки в правительстве в январе 2020 года послали ясный сигнал о намерении придерживаться подхода, более нацеленного на рост и на смягчение жесткой политики последних лет», — говорится в докладе. «Вопрос заключается в том, что произойдет с политикой после двойного удара: пандемии коронавируса, которая привела к падению мирового спроса, и провалу соглашения ОПЕК+ по ограничению производства нефти. Вместе они спровоцировали значительное падение нефтяных цен и привели к резкому замедлению активности. Дальнейшие переговоры между партнерами по соглашению ОПЕК+ не смогли обеспечить сокращения производства в достаточном объеме для поддержания нефтяных цен», — отмечается в документе.

«Падение цены на нефть привело к значительному обесцениванию рубля, но Центробанк РФ продолжил цикл снижения ставок, исходя из оценки, что инфляционное воздействие от обесценивания будет перевешиваться дефляционным воздействием замедления активности, вызванного коронавирусом», — заметили эксперты ЕБРР.

Зависимость от нефтяных цен

В докладе также говорится, что, «несмотря на диверсификацию, произведенную за последние годы, российская экономика продолжает зависеть от нефтяных цен при формировании доходной части бюджета». В связи с этим отмечается, что падение цен на нефть стало значительным фактором, оказывающим влияние на экономику России, «особенно в свете необходимости применения мер налогово-бюджетного стимулирования для компенсации воздействия пандемии».

Банк отмечает, что средства в Фонде национального благосостояния позволяют покрывать дефицит бюджета в течение нескольких лет, а также обращает внимание на то, что международные резервы «составляют $570 млрд, что достаточно, для того чтобы полностью покрыть государственный долг и внешний долг». Вместе с тем отмечается, что «эта финансовая безопасность была завоевана с трудом и будет тщательно оберегаться».

При этом в документе отмечается, что прогноз по России может значительно измениться как в одну, так и в другую сторону под влиянием колебаний цен на нефть, а также степени и продолжительности мер социального дистанцирования.

Ситуация с ВВП других стран

Также банк прогнозирует, что падение ВВП стран, в которых реализуются его программы, составит 3,5% в 2020 году из-за последствий пандемии коронавируса нового типа, а в 2021 году экономики вернутся к росту на уровне 4,8%.

Сокращение ВВП в 2020 году прогнозируется в каждой из этих стран за исключением Египта, Туркмении и Узбекистана, где по итогам года ожидается экономический рост на уровне 0,5%, 1% и 1,5% соответственно.

«Кризис оказался крайне серьезным ударом, а его преодоление будет не менее сложным. Это момент не для того, чтобы прибегать к политике экономического изоляционизма и протекционизма, а для того, чтобы обеспечить для всех лучшее будущее, сохраняя международную приверженность ведению свободной торговли, борьбе с изменением климата и экономическому сотрудничеству», — заявила главный экономист ЕБРР Беата Яворчик.

Прогноз ЕБРР предполагает, что вызванный пандемией кризис окажет умеренное влияние на долгосрочную траекторию изменения объемов экономического производства. Уже в III квартале 2020 года ЕБРР ожидает возобновления экономического роста в странах региона. При этом в докладе отмечается, что «потенциально возможны существенные долгосрочные экономические, политические и социальные последствия» пандемии.

ЕБРР и Россия

Список государств, в которых сегодня активно работает банк, включает в себя государства от Центральной Европы до Центральной Азии, страны Южного и Восточного Средиземноморья, Западный берег Иордана и Газу. Единственным членом банка, который вышел из числа стран операций и больше не получает инвестиций ЕБРР, является Чехия.

Россия является членом ЕБРР с 1992 года. В 2014 году, после введения против РФ санкций со стороны Евросоюза и США, ЕБРР приостановил инвестирование в российские проекты. По мнению Минфина РФ, размер портфеля ЕБРР в России может сократиться до нуля через два-три года, если политика банка в отношении Москвы не изменится.

http://tass.ru/ekonomika/8457979

Пандемия, мировой кризис и социально-экономическое состояние России

Напрямую затронутыми или потенциально невостребованными оказываются более 10 миллионов работников

Об авторе: Роберт Искандерович Нигматулин – доктор физико-математических наук, академик РАН, научный руководитель Института океанологии им. П.П. Ширшова, член Президиума РАН; Булат Искандерович Нигматулин – доктор технических наук, профессор, генеральный директор Института проблем энергетики.

Компенсация это в экономике россии - картинка 7Графика pixabay.com

На седьмом году стагнации со снижением уровня благосостояния населения Россию постигли две беды – коронавирусная пандемия, охватившая весь мир, и мировой экономический кризис, спровоцировавший резкое, более чем вдвое, снижение мировых цен на углеводородное сырье и топливо.

Для российской экономики эти события особенно болезненны. Наша страна в последние шесть лет (2014–2019 годы) находилась либо в экономическом кризисе (2014–2016 годы), либо имела слабый экономический рост (около 1,5% в год) в 2017–2019 годах. В 2019 году по сравнению с 2013-м уровень доходов населения (в сопоставимых ценах) снизился на 6%. А потери от аварий, катастроф и старения основных фондов составляют более 1% ВВП.

Это тем более прискорбно, что в России среднедушевой ВВП, пересчитанный в доллары по паритету покупательской способности (ППС = 25,5 руб. в ценах 2019 года), низок в европейском масштабе. Он заметно ниже даже, чем в странах Восточной и Центральной Европы (Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, Словения; за исключением Румынии, Болгарии, Украины и Белоруссии). Именно по ППС, а не по банковскому курсу надо сравнивать доходы населения в разных странах. Он ниже даже, чем в республиках Прибалтики (Литва, Эстония, Латвия). У нас в два раза ниже уровень социальных затрат государства, определяемый долей ВВП на развитие человека (образование, здравоохранение, наука и культура). Из-за этого общий коэффициент смертности (число смертей на 1000 человек) – 12,4, что больше, чем в новых (10,7), старых (9,3) странах Европы и чем в 1980–1990 годах в РСФСР (10,9).

Сегодняшний кризис характеризуется тремя показателями: ростом инфляции, потерей рабочих дней и падением цен и спроса на наши экспортные товары, в которых 90% занимает сырье и полусырье.

В поисках утраченного ВВП

Рост инфляции. Для оценки принят сценарий, при котором в 2020 году среднегодовой курс доллара будет равняться 73,0 руб., то есть возрастет с 64 руб. в 2019 году на 9 руб. (14%). А доля импорта товаров и услуг в ВВП сохранится на многолетнем уровне 20%, и внутренние инфляционные факторы будут сдержаны. В результате инфляция в 2020 году увеличится на 0,2 х 14% = 2,8% к уровню инфляции (3,0%), заложенному в Федеральном бюджете на 2020 год, и составит до 5,8%.

Рост инфляции может быть из-за дополнительного падения курса рубля, роста внутренних цен из-за падения ВВП и даже из-за падения потребительского спроса. Но правительство и Центральный банк будут сдерживать эти процессы, и в 2020 году инфляция будет находиться на уровне 4-5%.

Падение ВВП из-за установления режима нерабочих дней. Для оценок режим нерабочих дней («каникул») был принят равным восьми неделям (40 дней), составляющих 16,5% от рабочих дней в году, что приводит к падению ВВП, которое можно представить состоящим из трех слагаемых. Первое – снижение производства товаров и услуг компаниями с существенным электропотреблением или связанным с электрогенерацией, и оно равно минимум 2,5% ВВП, или 2,7 трлн руб. (в ценах 2019 года). Второе – снижение производства малыми и средними предприятиями (МСП), занятыми в сфере услуг с малым электропотреблением, и оно равно 2,6%, или 2,8 трлн руб. И третье слагаемое из-за последствий «каникул», которое связано с падением покупательского спроса обедневшего населения, проблемами оплат между смежными предприятиями, отсутствием или дефицитом средств для закупки материалов и комплектующих и т.д. Это еще 1,5-2% ВВП.

В итоге за счет потери 40 рабочих дней падение годового ВВП составит 7%.

Падение ВВП из-за падения мировых цен на нефть и газ. Падение мировых цен и мирового спроса на углеводородное топливо (нефть, нефтепродукты, природный газ) и другое сырье российского экспорта (уголь, металлы, древесина, целлюлоза, удобрения, зерно и др.) – самая крупная компонента падения нашего ВВП. Для его оценки рассмотрены три сценария.

Маловероятный оптимистический сценарий основан на оценках президента РФ и правительства РФ в начале апреля 2020-го: падение цены на 35% (с 63,6 до 42 долл. за баррель) и сокращение объема экспорта углеводородов на 10%. Расчет этого сценария с учетом сокращения цены и объема экспорта других товаров на 10% показывает падение ВВП из-за сокращения экспортной выручки на 8%. Но этот сценарий, как показывают последние события на нефтяном рынке, маловероятен.

Расчет по базовому сценарию (27 долл. за баррель, сокращение объема экспорта углеводородов на 15%) и сокращение цены на экспорт других товаров и их объема на 10% дадут падение ВВП в 2020 году из-за сокращения экспортной выручки на 12%. Тяжелый сценарий (20 долл. за баррель, сокращение объема экспорта углеводородов на 20%) и сокращение цены на экспорт других товаров и их объема на 20% даст из-за этого уже падение ВВП на 15%.

Все приведенные оценки о нефтяном рынке относятся только к 2020 году. С 2021-го спрос на углеводороды и цены должны постепенно восстанавливаться.

Полное падение ВВП и доходов населения. Как уже упоминалось, В последние оды доля денежных доходов населения России составляла в среднем 56% ВВП. Поэтому падение ВВП на 19% уменьшит денежные доходы населения по базовому сценарию в 2020 году на 11% относительно 2019 г., а относительно 2013 г. эти доходы будут ниже на 17% (11% + 6%).

Не исключено, что социально-экономические потери будут еще большими из-за того, что, во-первых, воздействие пандемии на экономику не ограничится восемью неделями. Во-вторых, среднегодовая цена нефти в 2020 году может быть и 20 долл. за баррель (тяжелый сценарий). Эти два фактора приведут к тому, что снижение ВВП без существенного изменения подхода президента и правительства РФ к компенсации потерь превысит 22%.

Рассчитанное по базовому сценарию падение ВВП в 2020-м на 19% существенно выше, чем в 2009 году (7,8%), и многократно превышает падение ВВП (по прогнозу МВФ) в странах Европы, Северной Америки и мира (3–5%). В России основное падение ВВП связано с потерей экспортной выручки сырья и полусырья (12 из 19%). А в большинстве европейских стран удешевление сырья даже уменьшит уровень падения ВВП и облегчит им выход из кризиса, хотя во многих странах (США, Италия, Великобритания, Испания, Франция и др.) пандемия проходит гораздо тяжелее, чем у нас.


В России последние 10 лет (2010–2019) доля консолидированного госбюджета (сумма федерального, регионального и внебюджетных фондов) в ВВП изменялась мало и в среднем составляла 34%. Тогда по базовому сценарию потери консолидированного бюджета в 2020 году будут равны 6,5% (0,34 х 19%), или 7 трлн руб. Но в случае тяжелого сценария, эти потери могут быть еще большими!

Большинство предприятий, обслуживающих население, находится в сложном финансовом положении, у них отсутствуют финансовые резервы. Напрямую затронутыми или потенциально невостребованными оказываются более 10 млн работников МСП, занятых в сфере услуг. Судя по высказываниям министров российского правительства, в ближайшие недели предполагается выделить до 2–3 трлн руб., или около 3% ВВП, на поддержку экономики. Увы, но этого явно недостаточно. При такой объявленной поддержке сохранение оплаты труда и рабочих мест на этих предприятиях невозможно. Ситуация усложняется еще тем, что бизнес должен будет оплатить аренду, услуги ЖКХ и заплатить налоги, хотя и после отсрочки.

Государство за счет Фонда национального благосостояния (ФНБ) и других резервов должно компенсировать потерю 4% ВВП «негосбюджетного» населения из-за 40 нерабочих дней и потерю 6% ВВП (по базовому сценарию) консолидированного госбюджета. В сумме эта компенсация равна 10% ВВП, что составляет 11 трлн руб. в ценах 2019 года. Такие средства в ФНБ есть. При базовом сценарии они сократят падение ВВП с 19 до 9%, которые придутся на экспортеров сырья и полусырья.

Отметим для сравнения, что Германия (население 83 млн человек), Великобритания (67 млн), Франция (67 млн) выделяют от 500 до 1000 млрд долл., а США (331 млн человек) – 3000 млрд долл. Это значит, что в этих странах на покрытие социально-экономических потерь государства выделяют от 6 до 9 тыс. долл. на душу населения. По паритету покупательской способности это соответствует от 150 до 230 тыс. руб.

Все в одной лодке

В условиях роста заболеваемости, падения реальных доходов, роста безработицы решающим для сохранения социально-политической устойчивости страны станет доверие народа к власти, способность к сплочению вокруг своего государства и его руководителей. Президент и премьер-министр обращаются к народу с призывами мобилизоваться, сохранять дисциплину, перетерпеть лишения. Но они должны показать, что депутаты, министры и другие высокооплачиваемые чиновники с доходами более 500 тыс. руб. в месяц, а также богатейшие менеджеры тоже готовы перетерпеть и перейти хотя бы временно на сокращение своих высоких доходов в пользу Фонда национального благосостояния (ФНБ).

А богатейшие собственники России могли бы перевести в ФНБ часть своих доходов для преодоления кризиса и помощи тем, кому особенно тяжело. Это можно сделать, если они хотя бы временно добровольно примут для себя прогрессивную шкалу налогообложения на доходы физических лиц, как во всех странах Европы и Северной Америки. Было бы желательно, чтобы они заплатили около 40% доходов хотя бы за три-четыре месяца предыдущего очень успешного для них 2019 года. Благодаря этим взносам ФНБ может получить около 2 трлн руб.

Пандемии будут повторяться. Общество и власть должны осознать, что медицинские работники обеспечивают основу безопасности страны, как и военнослужащие. А для этого финансирование здравоохранения и его часть, обеспечиваемая регулярно государственным бюджетом, должны составлять соответственно не 5,3 и 3,2% ВВП, а в ближайшие два года достичь соответственно 7 и 5%, а затем и не менее 9 и 7% ВВП, как в странах ЕС и ОЭСР.

Глобальная коронавирусная пандемия оказывает все возрастающее негативное воздействие на наше социально-экономическое развитие. В 2020 году по сравнению с 2013-м доходы основной части населения упадут на 17% и более. Десятки миллионов наших граждан живут в бедности и крайней бедности, а в 2020 году станут еще беднее в условиях мировой войны с пандемией. К сожалению, власть часто не видит эту угрозу. В России так было в 1917 году и так было и в 1991 году.

Хочется верить, что ситуация с пандемией начнет улучшаться с конца мая или начала июня и карантинные меры, которые сокращают экономику, увеличивают безработицу и снижают доходы населения, будут постепенно сворачиваться. При этом многие эксперты предупреждают, что осенью возможна вторая волна пандемии. Чтобы к ней быть готовым, придется сохранить отдельные ограничительные меры.

Подведем итоги. Вместо очередного провозглашения целей по улучшению благосостояния народа путем реализации 12 национальных проектов надвигается угроза безработицы и продолжения падения уровня жизни. Это падение нужно остановить, запланировав поэтапно использовать 11 трлн руб. ФНБ.

То, что наши социально-экономические потери будут многократно большими, чем в Европе и Северной Америке, и значительно большими, чем наши же потери в кризисе 2009 года, свидетельствует о крахе до сих пор проводившейся социально-экономической политики. После преодоления пандемии необходимо немедленно начать реализовывать новую социально-экономическую политику перехода к росту экономики и оздоровлению социальной сферы. Для этого нужно переработать провозглашенные президентом РФ национальные проекты и произвести смену руководства в финансово-экономическом, социальном и отраслевом блоках правительства РФ и государственных корпораций. Нам нужна более независимая от мировых кризисов отечественная экономика с развитыми производительными силами и профессиональными руководителями.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

http://www.ng.ru/nauka/2020-05-12/9_7858_crisis.html

ЕБРР «пожалел» Россию с прогнозом по падению ВВП в этом году

Компенсация это в экономике россии - картинка 11

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) пересмотрел в сторону резкого ухудшения свой прогноз по российской экономике.

Теперь ЕБРР ожидает падения ВВП РФ в нынешнем году на 4,5% из-за «двойного удара» в виде негативных последствий пандемии нового коронавируса и прекращения действия сделки ОПЕК+, ускорившего падение цен на нефть, сообщает ТАСС.

Таким образом, разница с ноябрьским прогнозом банка, в котором экономический рост в России на 2020 год прогнозировался на уровне 1,7%, составила 6,2%.

Впрочем, в 2021 году эксперты ЕБРР предсказывают рост ВВП на 4%.

Напомним, что российская экономика в феврале—марте 2020 года оказалась под мощным воздействием сразу двух негативных факторов — стремительного распространения пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 и ее пагубного влияния на глобальную экономику, а также обвала цен на нефть. На этом фоне рубль существенно обесценился к доллару и евро. Реагируя на ситуацию, правительство и Банк России утвердили несколько пакетов мер по поддержке экономики и граждан.

8 мая эксперты Института «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики» (ВШЭ) обнародовали свои ожидания и, в рамках пессимистичного варианта прогноза, предполагают падение российского ВВП за 2020—2021 годы суммарно на 7,1%.

«Пессимистический сценарий исходит из того, что быстро справиться с эпидемией в мире (и в России, в частности) не удастся, и предусматривает более глубокий спад мировой экономики в 2020 году и более пологую траекторию восстановления. В пессимистическом сценарии рецессия в России прекращается лишь в 2022 году, а суммарное падение ВВП за 2020—2021 годы составляет 7,1%», — указывалось в обзоре ВШЭ.

В базовом же сценарии российский ВВП в целом следует за мировым, но показывает, как это было и раньше, худшую динамику: падение в 2020 году составит 4% с последующим отскоком в 3,1% в 2021 году и постепенным возвратом к темпам менее 2%.

Со своей стороны, аналитики Deutsche Bank понизили прогноз по динамике ВВП России на 2020 года на фоне последствий распространения коронавируса: банк ожидает снижения экономики в 2020 году на 6,4% против 4,2% ранее, но перехода к росту в 2021 году на 3,4%.

6 мая Европейская комиссия поделилась своими ожиданиями: объем ВВП России по итогам нынешнего года сократится на 5%. «Россия получила двойной удар в виде резкого снижения цен на нефть и падения внутреннего потребления в результате ограничений, введенных из-за вспышки COVID-19», — указывалось в отчете Еврокомиссии.

До этого, 28 апреля, эксперты международного рейтингового агентства Moodyʼs спрогнозировали, что экономика России упадет в нынешнем году на фоне пандемии коронавирусной инфекции на 5,5%, но перейдет к росту на 2,2% в 2021 году.

24 апреля другое международное рейтинговое агентство из «большой тройки» — S&P Global Ratings (S&P) — изменило прогноз по российской экономике и ожидает падения ВВП на 4,8% в нынешнем году вместо ранее предполагавшегося снижения на 0,8%. Впрочем, в S&P прогнозируют, что в 2021 году экономика РФ начнет восстанавливаться, и темпы ее роста достигнут 4,5%.

Двумя днями ранее еще одно международное рейтинговое агентство — Fitch Ratings — прогнозировало снижение ВВП РФ по итогам текущего года на 3,3%, хотя еще в начале текущего месяца предполагало спад на уровне 1,4%.

14 апреля Международный валютный фонд (МВФ) резко скорректировал прогноз по российской экономике в текущем году и теперь ожидает падения ВВП сразу на 5,5% из-за пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 и обвала цен на нефть. Еще в январе эксперты фонда предполагали рост экономики РФ на 1,9% по итогам нынешнего года.

В свою очередь, Банк России допускает, что в 2020 году ВВП страны сократится на 4-6% (после увеличения на 1,3% в 2019 году), однако в дальнейшем прогнозируется восстановительный рост.

http://www.rosbalt.ru/business/2020/05/13/1843039.html

Предложен новый план спасения экономики России

Компенсация это в экономике россии - картинка 12

Эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования предложили новый план спасения экономики России от последствий пандемии коронавируса. Об этом говорится в презентации доклада центра, представленного на совещании в Минэкономразвития 5 мая. Документ опубликован на сайте организации.

По мнению аналитиков, бюджетные расходы на антикризисный план можно увеличить как минимум на 3,3 триллиона рублей (3,1 процента ВВП). Расходы должны быть разовыми; чтобы найти деньги, придется смягчить или временно приостановить действие бюджетного правила, считают эксперты.

Материалы по теме

Компенсация это в экономике россии - картинка 13

Путин объявил о завершении режима нерабочих дней

Дополнительно не менее 1,6 триллиона рублей можно привлечь за счет расширения госзаимствований. Сумма не учитывает уже запланированные размещения на 1,7 триллиона. По мнению экспертов, если Банк России продолжит придерживаться смягчения денежной политики и будет и дальше снижать ключевую ставку, на что уже намекнула глава регулятора Эльвира Набиуллина, то увеличение объема заимствований не приведет к значимому росту доходностей.

Еще 1,7 триллиона рублей можно взять из Фонда национального благосостояния (ФНБ), считают экономисты. При этом эксперты отмечают, что речь идет о средствах сверх расходов на компенсацию выпадающих нефтегазовых доходов. В центре подсчитали, что на конец 2020 года объем ликвидной части ФНБ составит 7 процентов ВВП. Если дополнительно потратить 1,7 триллиона на поддержку экономики, то объем ликвидной части фонда вернется к показателю конца 2019 года (5,4 процента), когда уровень резервов оценивался как комфортный.

Идея экономистов учитывает реализацию уже существующего правительственного плана поддержки экономики. Эксперты полагают, что, несмотря на принимаемые меры, спад ВВП России составит 5,3 процента в 2020 году и для реальной поддержки страны нужен больший фискальный импульс.

По последним данным, в России 232 243 заразившихся в 85 регионах, число выздоровевших пациентов увеличилось до 43 512 человек. Объем поддержки экономики в условиях замедления деловой активности к середине апреля достигал 2,1 триллиона рублей. Накануне, 11 мая, президент России Владимир Путин объявил о новых мерах, которые оцениваются в 800 миллиардов рублей.

http://lenta.ru/news/2020/05/12/coronaconomy/

Назад в девяностые: российская экономика погружается в системный кризис

В случае продления коронавирусного карантина еще на месяц экономика России по итогам года может не рассчитывать даже на нулевой рост. Надежда на то, что за провалом последует столь же быстрое восстановление, как это было после дефолта 1998 года, пока остается базовым сценарием выхода из кризиса. Но с каждым днем вынужденного простоя экономики нарастают риски распространения кризиса на все без исключения сегменты экономики, распада хозяйственных связей между отраслями и регионами, что чревато гораздо худшими последствиями, напоминающими уже реалии экономики середины девяностых годов. Заявляемые государством меры поддержки пока явно неадекватны масштабу ожидаемых бедствий, а очередь желающих получить помощь растет с каждым днем.

Потери экономики России в годовом выражении могут составить 17,9 трлн рублей, сокращение налогов, сборов и страховых взносов оценивается в 4,2 трлн рублей, потенциально невостребованными на рынке труда могут оказаться до 15,5 млн человек — такие оценки ущерба дает Национальное рейтинговое агентство (НРА) в публикации «Известий» от 16 апреля. Практически такую же цифру — 18 трлн рублей, или 20% ВВП, — приводил Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) в конце марта. Но если на тот момент речь шла о «мгновенном эффекте», то теперь речь, похоже, идет о весьма длительных последствиях, которые повлечет за собой остановка экономики.

По итогам 2020 года эксперты НРА ожидают падения ВВП на 3—4%, что значительно хуже показателя кризисного 2015 года (минус 2,5%). К негативному развитию ситуации призвала и глава Банка России Эльвира Набиуллина — на очередной пятничной пресс-конференции 17 апреля она констатировала, что в любом случае год для мировой экономики будет достаточно тяжелым, сославшись на свежий прогноз МВФ, предполагающий, что глобальный спад составит 3% — больше, чем во время кризиса 2008—2009 годов.

Суммы, которые власти планируют направить на спасение экономики, пока на порядок ниже звучащих оценок ущерба. Накануне глава Минэкономразвития РФ Максим Решетников сообщил, что общий объем антикризисной программы после принятия второго пакета мер превысил 2 трлн рублей. В рамках этого пакета анонсирован переход к предоставлению бизнесу прямой финансовой поддержки. Гранты смогут получить организации малого и среднего бизнеса из наиболее пострадавших отраслей. Среди них министр отметил предприятия общепита, сферы услуг и развлечений, сферы гостеприимства, кинотеатры, а также объекты и магазины непродовольственной розницы.

Однако список отраслей, которым может понадобиться экстренная поддержка, далеко не ограничивается теми секторами, где произошел мгновенный коллапс спроса. Один из следующих «кандидатов на вылет» — строительный комплекс.

«Сегодня мы наблюдаем, что на рынке во всех субъектах РФ спрос [на жилье] упал уже на 30%, и в дальнейшем мы видим, что такая ситуация будет развивать по нарастающей. После того как мы выйдем из режима самоизоляции, коллеги говорят, что спрос у нас может упасть как минимум до 50% и больше»,

— заявил 16 апреля глава Минстроя России Владимир Якушев на совещании по проблемам стройкомплекса с участием президента РФ.

«Текущую ситуацию со спросом мы оцениваем как существенно худшую, чем в 2008 году и в 2015 году»,

— сообщил на этом же мероприятии глава девелоперского холдинга ПИК Сергей Гордеев.

Поддерживать застройщиков пока планируется проверенным способом — субсидированием ипотечных ставок, которое сработало в 2015—2016 годах. Президент Владимир Путин уже поддержал идею запуска программы льготной ипотеки под 6,5% годовых, на которую планируется выделить около 6 млрд рублей. Срок действия программы обозначен до 1 ноября, но много ли найдется желающих ей воспользоваться в условиях резкого падения доходов населения и усложнения технической стороны проведения сделок (МФЦ, через которые они регистрируются, закрыты на карантин), пока совершенно непонятно.

В промышленном секторе ситуация усугубляется тем, что он подошел к кризису в ослабленном состоянии. Как отмечают эксперты Института экономики роста имени Столыпина, в России значение индекса деловой активности (PMI) обрабатывающих отраслей еще в конце прошлого года упало ниже 50 пунктов, что говорит о наличии предпосылок для кризиса. Российские промышленные предприятия начали испытывать трудности задолго до того, как коронавирусная инфекция начала распространяться, а значит, подготовить подушку безопасности для выживания в кризисной ситуации возможности у предпринимателей не было, констатируют эксперты.

Однако в очереди на получение господдержки промышленники определенно не входят в «экстренную» часть списка, — в отличие, скажем, от прекративших полеты авиакомпаний, которым уже обещаны выплаты в объеме 23 млрд рублей на лизинг авиационной техники, пополнение оборотных средств, выплаты зарплат и оплату стоянки воздушных судов. Но едва ли эта сумма покроет все убытки авиаторов, которые тоже подошли к кризису в далеко не блестящем финансовом положении. За 2018 год совокупный убыток гражданской авиации составил 36 млрд рублей, за восемь месяцев прошлого года он достиг уже 40 млрд рублей, а теперь отрасль фактически лишилась оборотных средств от продажи авиабилетов.

Экстренные меры финансовой поддержки требуются и регионам. Накануне Владимир Путин объявил о том, что для обеспечения устойчивости и сбалансированности бюджетов субъектов будет выделено 200 млрд рублей в дополнение к тем мерам, которые уже приняты. Еще в конце марта правительство направило в регионы 33,4 млрд рублей на увеличение числа мест в больницах, после чего было еще два распределения средств для выплат медработникам — на 5,1 и 45,6 млрд рублей.

Наконец, малому и среднему бизнесу обещаны компенсации на оплату труда работников в размере МРОТ (12 130 рублей). Однако эти меры обставлены целым рядом условий. Прежде всего, компенсации будут не мгновенными — обратиться за ними можно будет только начиная с 1 мая, причем предприятия должны доказать, что они сохранили не менее 90% штатной численности сотрудников по состоянию на 1 апреля. В таком случае средства за апрель, как ожидается, будут выплачиваться начиная с 18 мая, а компенсации за май придут в июне. Многие ли небольшие компании смогут воспользоваться этой помощью, — вопрос риторический, даже если не принимать во внимание то, что компенсация в размере МРОТ далеко не соответствует фактическому фонду оплаты труда.

Заявленными мерами поддержки государства пока не может воспользоваться почти половина малых и средних предприятий, свидетельствуют свежие данные опроса с участием 24 тысяч представителей этого сегмента, проведенного в рамках проекта «Бизнес-барометр страны» Торгово-промышленной палаты РФ. В связи с этим ТПП заявила о начале подготовки третьего пакета предложений о поддержке малых и средних предприятий, который будет направлен в правительство. Организация предлагает признать наиболее пострадавшими от коронавируса уже не отдельные отрасли экономики, а предприятия всех сфер экономической деятельности, у которых выручка за март — апрель упала более чем на 50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Кроме того, нарастает проблема неисполнения договорных обязательств. Как сообщил 17 апреля, выступая в Госдуме, вице-президент ТПП РФ Максим Фатеев, за последние три недели на горячие линии 179 региональных торгово-промышленных палат поступило более 40 тысяч обращений от предпринимателей, из которых почти 11 тысяч были связаны с вопросами свидетельствования форс-мажора по внутренним контрактам.

Аналогичные сигналы уже звучат из регионов. 16 апреля глава Крыма Сергей Аксенов на заседании регионального оперативного штаба по предотвращению распространения коронавируса сообщил, что направил премьер-министру Михаилу Мишустину письмо с просьбой признать, что все отрасли экономики так или иначе пострадали от этой ситуации. Определенная обратная связь от таких обращений уже присутствует. В частности, Эльвира Набиуллина на пресс-конференции заявила, что послабления по резервам при реструктуризации кредитов будут применены ко всем отраслям экономики, а не только пострадавшим от коронавируса. Однако и здесь установлено серьезное ограничение: объявленными мерами смогут воспользоваться только заемщики, имевшие высокое кредитное качество до начала ограничительных мер.

Растущая очередь за господдержкой неизбежно поднимает вопрос о пределах возможностей федерального бюджета, который в этом году, сообщил накануне министр финансов Антон Силуанов, может недополучить ненефтегазовые доходы более чем на 1 трлн рублей. Компенсировать это выпадение планируется за счет других источников, прежде всего ресурсов Фонда национального благосостояния (ФНБ). По словам Силуанова, при текущих ценах на нефть порядка 20 долларов за баррель в экономику планируется направить из средств ФНБ около 2 трлн рублей. Иными словами, речь идет о примерно шестой части от общего объема фонда, который на 1 апреля достиг 12,856 трлн рублей. Однако эти деньги еще надо довести до получателей, с чем, как показала прошлогодняя история с нацпроектами, есть серьезные проблемы.

В любом случае заливать экономику деньгами правительство пока не торопится. Хотя, как считают некоторые аналитики, у такой осторожной реакции на разворачивающийся кризис пока есть рациональное обоснование, поскольку пока масштаб ущерба до конца непонятен, а главное, нет каких-то четких ориентиров, когда окончится карантин. Тем не менее в Кремле уже признают, что объявленные меры поддержки экономики так полноценно и не заработали.

«Мы фиксируем пока недостаточную эффективность реализации этих мер. Видим, что и участникам экономической жизни, и гражданам приходится сталкиваться с проблемами в банках. Мы фиксируем эти проблемы»,

— заявил 17 апреля пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Он же недавно «зафиксировал» и тот факт, что в регионах страны растет преступность — еще один явный «привет из девяностых».

Но самым большим риском, масштаб которого сейчас определенно недооценивается, является размывание единого экономического пространства страны. Передача ограничительных мер на уровень регионов уже привела к тому, что некоторые из них уже оказались фактически на осадном положении — в качестве наиболее явных примеров можно привести Москву и Московскую область, Краснодарский край и Чечню. Глава Башкирии Радий Хабиров накануне, не дожидаясь продления карантина дальше 1 мая на федеральном уровне, объявил о том, что режим самоизоляции будет действовать до 1 июня.

Риски для занятости населения и доходов бюджетов регионов намного выше по сравнению с предыдущими кризисами и имеют иную географию, предупреждает один из ведущих российских экспертов по региональному развитию — профессор МГУ Наталья Зубаревич. По ее оценке, из-за карантина и неизбежного спада доходов населения нынешний кризис сильнее всего ударяет по сектору рыночных услуг, который концентрируется в городах, особенно крупных (Московская агломерация, Санкт-Петербург, города-миллионники и другие региональные центры, «вторые» крупные города регионов). Неизбежным следствием нынешней ситуации будет значительный рост безработицы в крупных городах, чего в прошлые кризисы не происходило.

При этом, предупреждает Зубаревич, за исключением Москвы, ни одни из наиболее проблемных регионов не имеет необходимых финансовых средств для поддержки бизнеса в секторе услуг — необходимы решения на федеральном уровне. Минимально необходимой мерой, по мнению эксперта, должно стать резкое расширение количества пособий по безработице, выделяемых на три месяца (апрель — июнь) по упрощенным критериям — наличие справки об увольнении начиная с нерабочей недели в конце марта — и с быстрой регистрацией в службах занятости.

Общая картина происходящего неутешительна. Каждый новый день простоя экономики расширяет круг отраслей и компаний, сталкивающихся с критическими проблемами, — аналогии с распространением инфекции здесь более чем уместны. Как и в 2008 году, кризис перекидывается с одного сегмента экономики на другой, но привычные меры тушения пожара финансовыми вливаниями уже не выглядят панацеей. Дело не только в том, что объем средств, как обычно, ограничен, — главной проблемой по-прежнему остается отсутствие сколько-нибудь четкого понимания, когда экономика сможет вернуться в привычный режим работы. Нарастающий уровень неопределенности наносит удар не только по хозяйственным связям «в моменте», но и по долгосрочным перспективам развития, к которым бизнесу будет вернуться очень сложно, когда все это рано или поздно кончится.

http://eadaily.com/ru/news/2020/04/17/nazad-v-devyanostye-rossiyskaya-ekonomika-pogruzhaetsya-v-sistemnyy-krizis

Литература

  1. Старков, О. В. Теория государства и права / О.В. Старков, И.В. Упоров. — М.: Дашков и Ко, 2012. — 372 c.
  2. Белецкий, А.С. Настольная книга судебного пристава-исполнителя / А.С. Белецкий. — М.: АСТ, 2015. — 881 c.
  3. Марченко, М. Н. Сравнительное правоведение / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2013. — 784 c.
  4. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 1999. — 608 c.
  5. Хропанюк, Валентин Теория государства и права / Валентин Хропанюк. — М.: Димов, Ткачев, Дабахов, 1996. — 384 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях