WordPress

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 1

Возмещение морального вреда жертвам преступлений

Т. Будякова, кандидат психологических наук, Елецкий государственный университет.

Комплекс юридических норм о компенсации физических и нравственных страданий существует в российском праве уже почти пятнадцать лет. За это время он прошел апробацию судебной практикой, где были выявлены определенные, иногда существенные, трудности в его применении.

Одна из главных трудностей — интерпретация содержания основных понятий, входящих в правовой институт компенсации морального вреда: «физические страдания», «нравственные страдания» и т.д. Это обстоятельство побудило некоторых правоведов пойти по пути отказа от рассмотрения содержательной стороны физических и нравственных страданий, суммы компенсаций за моральный вред соразмерять с суммами штрафных санкций норм Уголовного кодекса РФ, а не с характером и степенью физических и нравственных страданий.

Однако такой подход имеет существенные изъяны. Во-первых, очевидно, что степень и характер физических и нравственных страданий, причиненных преступлением, не всегда коррелируют с санкциями УК. Также невозможно их соотнести и с размером наказания, определяемым приговором суда, поскольку при определении меры уголовной ответственности учитывается, например, личность обвиняемого. Не стоит доказывать, что мера страданий потерпевшего никак не связана с личностью обвиняемого.

Во-вторых, расчет суммы компенсации за моральный вред с использованием критерия уголовных санкций будет ограничен верхним пределом наказания за такое преступление, а оно, как правило, небольшое.

Теоретический анализ как правовой, так и специальной литературы (психологической, медицинской, биологической, этической) позволяет дать следующие определения:

  • нравственные страдания — синтез эмоциональных переживаний по поводу значимых для личности социальных объектов или явлений, возникающих при нарушении личных неимущественных прав или при посягательстве на нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом;
  • физические страдания — негативные физические переживания, возникающие при неправомерном нарушении физической неприкосновенности человека;
  • степень страданий — мера их влияния на физическое и психическое благополучие личности;
  • характер страданий — их качественное своеобразие.

Используя критерии, полученные в современных психологических и медико-биологических исследованиях как в России, так и за рубежом для расчета компенсации за моральный вред жертвам преступлений, условно можно выделить степени нравственных и физических страданий.

1 степень — легкие страдания, выражающиеся в обычных ситуативных нравственных эмоциях; кратковременные и не оставляющие глубокого следа;

2 степень — страдания средней тяжести, выражающиеся в сильных аффективных переживаниях, возникающих в ситуациях, вызывающих воспоминания о вредоносном воздействии, но не приводящие к болезненным психическим изменениям;

3 степень — тяжкие страдания, имеющие симптоматику пограничных психических расстройств, требующие специального психолого-психиатрического лечения;

4 степень — особо тяжкие страдания, приводящие к трансформации личности человека (психическая болезнь с возможными моментами ремиссии или частичным осознанием произошедшего);

5 степень — страдания заблокированы полным распадом личности.

1 степень — страдания незначительны, так как являются продуктом физического вреда, практически не имеющего последствий для организма: здоровье легко и быстро восстанавливается;

2 степень — страдания есть результат деформирующего воздействия на организм, но ткани и функции его восстанавливаются;


3 степень — страдания являются результатом таких нарушений в организме и его функциях, последствия которых устраняются только частично;

4 степень — страдания являются результатом невосстановимых нарушений в организме;

5 степень — страдания сопряжены с полной беспомощностью потерпевшего.

Поскольку нравственные и физические страдания имеют разную психофизиологическую основу, то при определении размера компенсации за моральный вред должны отдельно рассчитываться суммы компенсации за каждый вид страданий, а общая сумма представлять итог от сложения этих сумм.

Степень страданий в зависимости от обстоятельств может определяться путем проведения судебных экспертиз: судебно-психологической, судебно-психиатрической, судебно-медицинской и др.

http://wiselawyer.ru/poleznoe/16792-vozmeshhenie-moralnogo-vreda-zhertvam-prestuplenij

Моральный ущерб. Сколько?

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 4Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 5

Ежегодно суды взыскивают миллиарды рублей в качестве компенсаций морального вреда. Однако, как полагают многие эксперты, человеческая жизнь и наши страдания явно недооценены. Более того, на практике получается широкий разброс цен: в аналогичной беде люди могут получить компенсации, отличающиеся в десятки раз. Где-то много, где-то почти ничего.

Министр юстиции России Александр Коновалов предложил подумать над установлением единых критериев при определении компенсаций, в том числе, возможно, прописать минимальные тарифы компенсации морального вреда.

«Действительно, вызывает недоумение, если не ужас, колоссальный разброс в размерах назначаемых возмещений морального вреда по более или менее одинаковым случаям в судебной практике, — отметил Александр Коновалов, выступая в Совете Федерации. — На мой взгляд, подход судов должен быть более консолидированным, единообразным. Здесь можно найти разумное, корректное решение, которое позволит свести практику к единому знаменателю. Мы считаем, что минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установить».

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 6

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 6

Свежие примеры: в Саратове водитель некоей фирмы насмерть сбил на пешеходном переходе 55-летнего мужчину. Жена погибшего подала в суд на компанию, обязанную отвечать за сотрудника, и получила 150 тысяч рублей моральной компенсации. В Тольятти примерно в это же время пожилой водитель также сбил на переходе двух 20-летних парней, один погиб, другой получил серьезные травмы. Суд обязал виновника заплатить родителям погибшего миллион рублей. Наверное, резонно поинтересоваться, почему такая разница?

Сегодня четких ориентиров нет. Каждый раз судьи решают этот вопрос отдельно, исходя из собственных представлений о цене слез. Моральный вред за гибель близкого человека могут оценить и в 5 тысяч рублей.

Это — официально зафиксированный минимум из судебной практики.

«Вопрос назрел давно: сегодня судьи при определении размера компенсации учитывают степень вины нарушителя и другие обстоятельства, — рассказал «РГ» председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — В результате суммы компенсаций морального вреда за гибель близкого человека колеблются от нескольких тысяч до 15 миллионов рублей. Причем верхняя планка — единичный случай. Зачастую назначается менее 2-х миллионов рублей».

По его мнению, необходимо не только установить минимальный размер, но и разработать некие критерии, на которые могли бы ориентироваться суды для расчета суммы возмещения морального вреда.

«Вряд ли стоит устанавливать твердые тарифы для разных случаев, так как у судей все же должна быть возможность учитывать особенности конкретной ситуации, — говорит Владимир Груздев. — Скорее всего, могут быть какие-то ориентировочные показатели, примерная шкала. В какой форме должны быть приняты такие критерии, также вопрос обсуждаемый. Ассоциация юристов России намерена провести экспертное обсуждение проблемы и подготовить предложения для законодателей».

Как утверждает адвокат Ирина Фаст, сегодня реальные размеры компенсаций морального вреда в случае смерти в 51 раз ниже научно требуемых.

«Необходимо отметить, что по некоторым категориям дел компенсация морального вреда — единственная выплата, на которую может рассчитывать потерпевший или родственник погибшего. Например, трудоспособная супруга в связи с гибелью ее супруга, родители в связи с гибелью ребенка, брат в связи с гибелью сестры и т.д., — говорит Ирина Фаст. — При определении размера компенсации морального вреда суды руководствуются, как это определено ст. 1101 Гражданского кодекса РФ, требованиями «разумности и справедливости». Такое законодательное регулирование не позволяет в должной мере обеспечить принципы равенства, разумности и справедливости и вызывает серьезные проблемы в правоприменительной практике».

По ее словам, правовые традиции складываются таким образом, что максимальные размеры компенсаций присуждаются потерпевшим от преступлений. При этом наличие статуса «жертвы преступления» не гарантирует достойного размера компенсации морального вреда.

На размер компенсаций влияет, например, как вел себя потерпевший. Одно дело, если человек мирно шел по улице и на него напали грабители. Другое, когда выпивал вместе с будущим преступником и даже затеял ссору.

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 10

«Поведение самого потерпевшего, как показывает исследование, также имеет значение при определении размера компенсаций, — говорит Ирина Фаст. — Согласно российскому законодательству отказ в возмещении вреда по некоторым категориям дел недопустим, а значит, даже если пострадавший «сам виноват», он имеет право на получение компенсации. Более снисходительно суды относятся к пострадавшим при отсутствии их вины в возникновении вреда, тем не менее размер присужденных компенсаций различается несущественно — среднее значение в пределах 20 процентов».

Некоторое время назад Финансовым университетом при правительстве РФ были проведены расчеты юридической стоимости человеческой жизни.

«При проведении расчетов использован комплексный подход, учитывающий макроэкономические расчеты, данные по доходу населения, продолжительности жизни, данные социологических исследований, — рассказывает Ирина Фаст. — Средняя «стоимость» человеческой жизни в 2017 г. (справедливого возмещения в связи с гибелью человека) составила 5,7 миллиона рублей. Средняя «стоимость» инвалидности составила 4,8 миллиона рублей».

То есть это те суммы, которые с научной точки зрения могли бы стать обоснованными компенсациями, и они в десятки раз выше тех, что реально назначаются сегодня.

Вариантов решения проблемы может быть несколько. Например, дать право правительству устанавливать правила расчета таких компенсаций, предусмотрев, что минимальный размер компенсаций не может быть, скажем, менее 20-кратной величины прожиточного минимума.

Или какие-то рекомендации для судей могут быть приняты пленумом Верховного суда России.

http://rg.ru/2019/02/25/miniust-predlozhil-vvesti-tarify-dlia-kompensacij-moralnogo-vreda.html

К оправданию компенсации морального вреда

Артем Карапетов в конце прошлого года поставил вопрос о размерах компенсации морального вреда, точнее, о том, почему они у нас в стране столь мизерны и сами выглядят как издевательство над потерпевшими, причинение им новых нравственных страданий (см. блог).

Поскольку к появлению того обсуждения я тоже имею некоторое отношение, то посчитал необходимым тоже поразмышлять об этом и поразмышлять вот в каком ключе, может быть, даже противоречащем моему собственному изначальному возмущению присужденной в конкретном деле мизерной компенсацией: одной из причин (первой по порядку) столь мизерных взысканий Артем Георгиевич справедливо называет отсутствие в нашем прежнем — советском — праве института компенсации морального вреда, коль скоро нравственные страдания в советском обществе не считалось возможным переложить на деньги.

(Собственно говоря, стоит заметить, что оттуда же, наверное, происходит и столь широко воспринятое отечественной практикой деликтного права сверхжесткое отношение к пострадавшему по принципу «спасибо, что живой»: потерпевший от нарушения ни в коем разе не должен обогатиться за счет нарушителя, а потому он должен доказать суду, что причиненный ему ущерб вот именно такой и не дай бог попросить больше. То, что за счет этого в выигрыше оказывается единственный действительно недобросовестный участник всего отношения — нарушитель — мало кого волнует, что бы там ни было написано в вот уже более 10 лет действующем абз.2 п.2 ст.15 ГК и специально для непонятливых повторено два года назад в п.4 ст.1 ГК).

Впрочем, я отвлекся. Вот в данном конкретном вопросе о моральном вреде я, честно говоря, не вижу особого логического порока в советском воззрении. И действительно, что есть моральный вред — пережитые гражданином физические и (или) нравственные страдания, как его определяет наш действующий закон. Можно ли его компенсировать, т.е., как обычный имущественный ущерб, предоставить благо, заменяющее пережитые страдания? Или, может, возможно «отпереживать» их обратно? Стереть из памяти — за те же деньги? Думаю, нет, ничего не получится, однажды пережитое уже навсегда останется с тем, кто его пережил и даже при наличии технической возможности вряд ли кто-то согласится стереть из памяти что-то пережитое (не буду говорить за жертв преступлений, но когда однажды — много лет назад в юности — мне предложили под гипнозом стереть несчастные любовные переживания, я отказался, в конце концов пережитое нами нас же и формирует).

Помню, еще в студенческие времена на кружке по гражданскому праву спорил с преподавателем во время обсуждения доклада одной студентки, излагавшей концепцию компенсации морального вреда Эрделевского, спорил с преподавателем, которая, настолько же, как и я, не разделяла концепцию твердых тарифов за компенсацию морального вреда (и совершенно справедливо вспоминала древнеримский анекдот о некоем гражданине, раздававшем пощечины прохожим, следом за которым шел раб и раздавал деньги, соответствующие штрафу за iniuria из 12 таблиц), но при этом утверждала, что моральный вред может быть компенсирован и оценен, например, покупкой потерпевшему телевизора или отправкой его на курорт за счет нарушителя. Не знаю, как новый телевизор может смягчить боль утраты даже не близкого человека, но и даже хотя бы какого-то собственного органа (ног, например), а потому категорически не согласен с самой возможностью компенсации морального вреда, понимаемой в том же экономическом, равновесном смысле, что и возмещение вреда имущественного.

Но тогда возникает необходимость оправдать существование компенсации морального вреда, если собственно говоря компенсационная функция ею выполнена быть не может. И, если действительно отбросить в сторону стремление нажиться за счет собственной беды, то единственным достойным уважения мотивом, требующим уплаты нарушителем некоей дополнительной суммы, никак не связанной с имущественным ущербом, может быть лишь жажда мести. И уж коль скоро старый добрый талион давно уже не в моде, частные композиции также были дискредетированы теми самыми римлянами из лабеоновских анекдотов, единственным орудием такой частной мести остается возмещение морального вреда.

Но если мы исходим из видения компенсации морального вреда как социально приемлемой формы частной мести. то из этого должны следовать ряд выводов:

1. Размер компенсации должен определяться не с точки зрения потерпевшего, а с точки зрения того, утрата какой суммы денег причинит нарушителю те же неудобства, что причинено нарушением потерпевшему (ведь все-таки «зуб за зуб», а не «2 за 1»). А значит, здесь логично отталкиваться от финансового состояния нарушителя, «исходя из цены ботинок подсудимого», как говорят американцы. Ведь богач, чтобы пострадать так же (а мстящий ведь жаждет именно страданий нарушителя, жаль, он не может причиниь их физически, так пусть хоть пострадает от потери денег), как и бедняк, должен будет заплатить значительно больше.

2. Если компенсация морального вреда — это месть, то она совершенно неуместна тогда, когда нарушение было совершено невиновно. Да, владелец источника повышенной опасности должен возмещать ущерб, причиненный этим источником, но можно ли ему мстить, если он причинил ущерб невиновно или — более того — прикладывал все усилия, чтобы избежать ущерба? Полагаю, нет, нельзя, и здесь уже полностью расхожусь с действующим законодательством. которое признает возможность возмещения морального вреда при невиновном нарушении.

3. Наконец, если компенсация морального вреда призвана удовлетворить чувство праведной мести, то уместна ли она, когда месть осуществляется более прямым способом — ущемлением личных неимущественных прав самого нарушителя (свободы, жизни, наконец)? Я говорю о тех случаях, когда государство берет на себя дело мести, применяя орудие уголовного преследование. В этом случае оно говорит потерпевшему, отставляя его в сторону: «Мне отмщение и Азъ воздамъ». Ведь предполагается, что санкция уголовного закона является эквивалентным наказанием за соответствующее нарушение. И из этого последнего вывода следует еще ряд следствий:

3.1. оказывается, что вообще, компенсация морального вреда по своей конструкции ближе к уголовному деликтному праву. чем к гражданскому,

3.2. а в случае отсутствия уголовного преследования, чтобы избежать того самого пресловутого обогащения потерпевшего на собственном горе, не следунет ли суммы компенсации морального вреда не отдавать потерпевшему. а перечислять на благотворительность (этот вариант, правда, вступит в противоречие с другим следствием, которое пойдет под следующим пунктом),

3.4. стоит помнить также и о том, что государство, используя уголовное право, имеет широкий арсенал средств смягчения наказания — от учета смягчающих обстоятельств и до амнистии и помилования. Пожалуйста — может не преследовать нарушителя, но утолит ли это жажду мести потерпевшего? Виталий Калоев уже дал отрицательный ответ на этот вопрос. И если в очевидных случаях амнистии, сделки со следствием, помилования и т.п. можно оставить за потерпевшим право на частное преследование путем взыскания морального вреда за неотстраданное нарушение, то как быть тогда, когда потерпевший просто считает наказание недостаточным?

3.5. а решать этот вопрос можно, видимо, только путем допущения в гражданском процессе для дел о компенсации морального вреда судя присяжных. Как раз дело для них. Они и решат, достаточно ли пострадает нарушитель от уголовного преследования или нет. Ну и естественно, если уголовного преследования не было вовсе (ведь далеко не всегда то же самое нарушение прав потребителей является преступлением), то именно им, как представителям народа и его мнения, а не чиновникам-судьям следует определять размер подлежащего возмещению морального вреда.

http://zakon.ru/Blogs/k_opravdaniyu_kompensacii_moralnogo_vreda/15796

Причинение морального вреда: ответственность, способы и порядок возмещения

Когда совершается преступление потерпевшему причиняется вред. Характер ущерба может быть телесным, финансовым и эмоциональным. Причинение морального вреда сопряжено с эмоциональными, равно как и психическими страданиями жертвы. Его возмещение предусмотрено ГК РФ, но может совмещаться с рассмотрением уголовного дела.

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 11

Что является причинением морального вреда

В соответствии с нормой статьи 151 Гражданского кодекса под моральным вредом понимаются страдания, которые могут быть выражены не только физическим ущербом, но и моральными уничижениями. Поскольку гражданское законодательство регламентирует порядок выстраивания взаимоотношений вокруг материальных и нематериальных благ, то и компетенция по определению что же является личными неимущественными правами гражданина относится к гражданскому праву.

Эта категория связана и неразделима с гражданином, но в некоторых случаях закон предусматривает возможность восстановления правосудия через наследников умершего родственника, чьи права были ограничены или нарушены. Причинение такого рода ущерба в большинстве случаев сопровождается совершением административного правонарушения и преступления.

Важно! Возместить нематериальный вред могут только физические лица. Для юридических лиц предусматривается иной порядок защиты умаления возможности получать доходы (деловой репутации).

Разновидности

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 12Следует составить картину, в которой будет ясно определен какой ущерб признается моральным:

  • здоровье и жизнь гражданина оказались под угрозой вследствие совершенного правонарушения;
  • гарантированные Конституцией права на личную, семейную тайну, тайну переписки стали известны широкому кругу лиц без воли на то личности;
  • неприкосновенность жилища оказалась под угрозой (не только в связи с преступными посягательствами, но и, например, при незаконном проведении оперативных мероприятий);
  • достоинство личности, его доброе имя подверглось преступному сомнению (человека оклеветали или распространили сведения не соответствующие действительности);
  • преступными действиями был ограничен выбор места пребывания или жительства, а также свобода передвижения.

Этот перечень можно продолжать бесконечно долго, главное, чтоб был соблюден принцип отграничения от финансовых притязаний потерпевшего. Например, в деле об ограничении неприкосновенности жилища в иске о возмещении морального вреда не должно содержаться требований о материальных потерях.

Отдельно следует оговорить два наиболее интересных основания для взыскания морального вреда: деловая репутация и авторство.

В статье 150 ГК РФ дается приблизительный, но не исчерпывающий перечень оснований для обращения в суд за компенсацией. Деловая репутация является гарантом получения прибыли, повышения оплаты труда, а значит и связана с финансовой составляющей. Но законодательно эта категория вынесена в разряд неимущественных благ, поскольку имеет прямое отношение к личности, то есть гражданин собственным рвением, повышением квалификации и прочими устремлениями повышал рейтинг своей репутации, а значит и преступное посягательство на нее может принести моральные страдания. То же можно сказать и об авторских правах. Гонорары, которые передаются в знак оплаты труда автора напрямую зависят от фиксации соответствующего права. Душевные страдания, который может понести автор в связи с нарушением его прав, соразмерны с ограничением чести и достоинства, хотя и не являются таковыми.

Таким образом, личные неимущественные блага, находящиеся под защитой государства, могут как проистекать из закона, так и появляться на свет вместе с человеком. Суд не разделяет основания появления таких прав.

Следует отметить, что штраф предусмотренный санкцией статьи УК РФ вне зависимости от тяжести преступления не может являться заменой права на компенсацию морального вреда.

Как происходит оценка

На сегодняшний момент четких критериев материальной оценки морального вреда не существует. Гражданский кодекс лишь дает рекомендации суду на какие факторы стоит опираться при определении размера компенсации.

Статья 1101 указывает, что величина суммы компенсации должна соизмеряться с ущербом. Сумма за легкий вред здоровью не должна быть выше, чем за нанесение среднего или тяжкого вреда здоровью гражданина. Таким образом, установлены два критерия: справедливости наказания и разумности применения такого возмещения.

Также установлено правило о наличии причинно-следственной связи между виной нарушителя и страданиями гражданина. Суд, оценивая ущерб, должен также установить какого характера вред причинен и как он проявился в условиях нормальной жизнедеятельности гражданина.

Личность гражданина в этом случае стоит обособлено, поскольку его эмоциональная природа строго индивидуальна. По одним и тем же обстоятельствам, но в отношении разных потерпевших могут быть вынесены разные суммы для возмещения вреда. Если в одном случае психологическая травма окажется легкой , то в другом случае она может привести к необратимым изменениям личности пострадавшего. Например, когда вред причинили несовершеннолетнему или недееспособному гражданину.

Здесь играют роль факультативные признаки преступления, поскольку важна обстановки и обстоятельства совершенного нарушения, особенно когда статья УК РФ не содержит квалифицирующих признаков.

Способы возмещения

Правила компенсации морального вреда жертвам преступлений - картинка 13Возмещение морального ущерба довольно сложный вопрос, когда речь идет о материальном выражении. Следует отметить, что до сих пор действует Постановление Пленума ВС РФ от 1992 года за № 10, в котором определено, что если нарушение возникло до принятия указанного акта, то способ возмещения будет проявляться в любой материальной форме ( необязательно в денежной). Однако по делам, которые были возбуждены после начала 1995 года, суд должен руководства оценкой только денежными знаками национальной валюты.

При любом развитии событий способа возмещения всегда два: добровольный и принудительный. Даже если уголовное и гражданское дело совмещены, у преступника остается возможность примириться с потерпевшим и выплатить установленную им компенсацию вреда .

Гражданское процессуальное законодательство установило правило и о том, что лицо, которое может в дальнейшем иметь отношение к наступлению морального ущерба может заблаговременно позаботиться о компенсации (например, в делах о защите деловой репутации, работодатель может предусмотреть аналогичную норму в трудовом договоре с сотрудником фирмы и компенсировать вред сразу после его наступления).

Обязанность восстановить справедливость диктует суду прерогативу на определение размера восстановительных мер. Гражданин самостоятельно оценивает вред, но судебная инстанция в большинстве случаев уменьшает эту сумму, основываясь на принципах разумности и справедливости.

Получение компенсации по решению суда

После того как удалось доказать страдания и суд вынес положительное решение, должна последовать выплата. Но не всегда нарушитель стремится быстро исполнить свою обязанность.

Следует обратить внимание на тот факт, что суд использует те же механизмы для взыскания, как если бы решение содержало требование о погашении любой иной задолженности , например, вытекающей из договора или долговой расписке (эти же основания используют и бывшие республики СССР, например, Беларусь или Украина).

Таким образом, компенсировать моральный вред может суд только в том случае, если потерпевший докажет свои страдания.

http://ypravo.com/vred-zdorovyu/prichinenie-moralnogo-vreda.html

Литература

  1. Интеллектуальная собственность и реклама. Актуальные вопросы, административная и судебная практика. — М.: Альпина Паблишер, 2017. — 188 c.
  2. Правоведение для сельскохозяйственных и ветеринарных вузов. Учебник. — М.: Юрайт, 2015. — 524 c.
  3. Жалинский, А. Э. Введение в специальность «Юриспруденция». Профессиональная деятельность юриста. Учебник / А.Э. Жалинский. — М.: Проспект, 2015. — 362 c.
  4. Васильева, Вера Как судили Алексея Пичугина. Судебный репортаж / Вера Васильева. — М.: Human Rights Publishers, 2013. — 621 c.
  5. Новое в судебном законодательстве Российской Федерации. — М.: Омега-Л, 2017. — 128 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях