WordPress

Проблемы определения размера компенсации морального вреда

Проблемы определения размера компенсации морального вреда - картинка 1

К ВОПРОСУ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В СПОРАХ О НЕКАЧЕСТВЕННО ОКАЗАННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

Рубрика журнала: Гражданское право и процесс

Статус статьи: Опубликована 5 августа

DOI статьи: 10.32743/2658-6509.2019.6.7.142

Соболева М.Е. К ВОПРОСУ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В СПОРАХ О НЕКАЧЕСТВЕННО ОКАЗАННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ // Современное российское право: эл.научный журнал. –2019 – №6(7). URL: https://journallaw.ru/archive/7/142 (дата обращения: 15.05.2020). DOI: 10.32743/2658-6509.2019.6.7.142

ведущий юрисконсульт, ФГБУ «НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева» Минздрава России,

THE ISSUE OF COMPENSATION FOR MORAL DAMAGES IN DISPUTES ABOUT THE SUBSTANDARD MEDICAL CARE PROVIDED

Maria Soboleva

general counsel, A.N.Bakulev NMRCCS

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрены проблемы определения размера компенсации морального вреда. Приведены примеры судебной практики по выявлению прямой и косвенной причинно-следственной связи.

ABSTRACT

The article deals with the problem of determining the amount of compensation for moral harm. The examples of judicial practice to identify direct and indirect cause-and-effect relationship are given.

Ключевые слова: моральный вред, границы компенсации.

Keywords: moral damage, limits of compensation.

Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь ст. 41 [4].

Медицинские организации, а также медицинские и фармацевтические работники несут предусмотренную в законе ответственность за нарушение прав в сфере охраны здоровья, за причинение вреда жизни и (или) здоровью в процессе оказания медицинской помощи, что предусмотрено ч. ч. 2, 3 ст. 98 Закона № 323-ФЗ [10].

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В случае оказания медицинскими организациями пациенту некачественной медицинской помощи, последний вправе требовать компенсации по возмещению причиненного вреда, используя институт морального вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда [2]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что категория установления размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Но производить денежную компенсационную оценку нематериальным благам создает сложности в практической судебной деятельности.

В соответствии с п.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости [2]. Судьи, рассматривающие все обстоятельства и доказательную базу по делу, основываются на личностном (житейском опыте), субъективном понимании и не всегда принятые ими решения являются надлежащим образом аргументированными и обоснованными.

Согласно положений, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора [5]. Сложность в установлении пределов компенсационного размера морального вреда при некачественном медицинском вмешательстве состоит в том, что суду необходимо принять информацию о степени причиненного вреда и действий медицинских сотрудников на основе экспертного заключения, одновременно проявив свое принятие и оценку причиненной боли, и сострадание к потерпевшему.

МОРАЛЬ (нравственность) (лат. Moralis — нравственный, mores — нравы) — специфический тип регуляции отношений людей, направленный на их гуманизацию; совокупность принятых в том или ином социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений [7]. Таким образом, компенсация морального вреда призвана восстановить баланс: причинение физических и нравственных страданий – выражение причиненного вреда в денежной оценке – восстановление внутреннего комфорта индивида.

По общему правилу гражданское право стремится к тому, чтобы восстановить нарушенное право в полном объеме (компенсационная функция ответственности). Соответственно, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (п. 1 ст. 15 ГК). Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право не было нарушено [3, с. 323].

Как разъяснено в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя [6]. Таким образом, законодательно закреплена презумпция морального вреда.

Эрделевский А.М. определяет, что презюмируемый моральный вред – это страдание, которое по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния [11, с. 230]. Как и было указано выше, в данном случае эффективность судебного правоприменения зависит не только от качества норм закона, материального, финансового и бытового обеспечения судей, но и от состояния общества, которое и обусловливает формирование личности судьи.

На текущий момент времени законодательно не урегулированы меры установления нижних и верхних границ по критериям определения денежной компенсации за физические и нравственные страдания.

Суд в современный период осуществляет выполнение не только правоприменительных функций, но и правотворческие функции, что наиболее ярко проявляется при восполнении пробелов в праве, преодолении юридических коллизий и оказании помощи в понимании рассматриваемых, часто схожих ситуаций другими судьями. Указанная миссия обусловлена динамикой общественных процессов, защитой интересов граждан при нарушении прав.

Далее приводятся примеры судебной практики, которые указывают, что возникновение права компенсации морального вреда возможно при установлении непрямой причинно-следственной связи дефекта и причинения вреда, а также выработка судами понятийного аппарата прямой и непрямой причинно-следственной связи.

Пример 1.

Так, Чайковским городским судом рассмотрено дело по иску К.Е.В. к ГБУЗ «Чайковская центральная городская больница». В обоснование требований истец указывал, что за время лечения в больнице умер его отец.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из доказанности наличия непрямой (косвенной) причинно-следственной связи между наступлением смерти и такими дефектами оказания К.В.М. медицинской помощи, как: несвоевременная диагностика фактически имеющегося заболевания, несвоевременность и неправильное лечение острого мозгового кровообращения, которые не позволили изменить негативный характер течения болезни и достигнуть благоприятных последствий.

Определяя сумму компенсации морального вреда в размере 150000 рублей, суд указал, что именно недостатки оказания медицинской помощи полностью исключили возможный благоприятный исход заболевания; истец лишился родного отца, сумма в размере 150000 руб. адекватна степени и тяжести перенесенных истцом нравственных страданий и способна в полной мере компенсировать причиненный ему виновными действиями ответчика моральный вред.

Суд апелляционной инстанции решение суда оставил без изменения.

Отклоняя доводы ответчика, судебная коллегия указала, что отсутствие именно прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и смертью К.В.М. не может являться основанием для отказа в иске. Из исследованных экспертных заключений усматривается, что между дефектами оказания медицинской помощи и наступлением смерти К.В.М. имелась причинно-следственная связь непрямого характера, однако такие дефекты, как несвоевременная диагностика фактически имеющегося у лица заболевания, несвоевременность и неправильное лечение острого нарушения мозгового кровообращения, не позволили изменить негативный характер течения болезни и достигнуть благоприятных для больного последствий [1].

Пример 2.

Интересный пример нормотворчества суда, нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, не предусматривают как основание для возмещения ущерба только прямую причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившими последствиями, для определения деликтных обязательств требуется лишь ее наличие, как таковой. Поэтому причинно-следственная связь, как условие деликтной ответственности в данном деле, должна была быть установлена не только при совершении противоправных действий, но и при неправомерном бездействий из-за не совершения ответчиком действий по оказанию качественной медицинской помощи при оперативном вмешательстве и спасению жизнью пациента.

Прямая причинно-следственная связь — это такая связь, в которой причина должна быть достаточной, а сама связь — жесткой и однозначной. Последняя в отличие от вероятной (синонимы: косвенной, непрямой, опосредованной) связи характеризуется постоянным (во всех случаях) наступлением следствия с особыми качественными характеристиками, которые определяются причиной.

Непрямая (синонимы: косвенная, опосредованная, вероятная) причинно-следственная связь имеет место в том случае, когда какой-то фактор, не является причиной развития определенного состояния, но наряду с другими факторами, не являющимися его (состояния) причиной, но способствующими его возникновению, обуславливает реализацию этого состояния в отдельно взятом случае.

Таким образом, учитывая, что все же непрямая (косвенная) причинно-следственная связь между действиями ответчика по оперативному вмешательству и наступлением смерти вызванное наряду с полученной травмой тяжестью кровопотерей, создавшее условие развития , экспертами все же установлена, требования истца о компенсации морального вреда подлежали удовлетворению. Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Пермского края «Чернушинская центральная районная больница» в пользу истца Д. в качестве компенсации морального вреда 300000 рублей [8].

Степень страданий и их проявление глубоко индивидуальны, что подлежит безусловной дифференцированной оценке судьями. Это вытекает как из закона, поскольку он предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст.151 ГК РФ), так и из фактического физического и психоэмоционального выражения ущерба [9].

Таким образом, судьи выносят решения о компенсации морального вреда в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения. Сложность проблемы связана с трудностями доказывания причинно-следственной связи, с отсутствием критериев оценки морального вреда, что чаще всего ведет к необъективности выносимых судебных решений, со специфичностью самой услуги, так и с наличием самого вреда, поскольку последствия некачественной медицинской услуги могут быть отдаленными. Необходимо законодательное закрепление критериев оценки морального вреда в зависимости от степени вреда. Этот процесс необходим, так как в современном обществе при конфликтности в системе врач-пациент определение границ позволит соблюдать надлежащим образом компенсационную функцию ответственности.


http://journallaw.ru/archive/7/142

Проблемы определения размера компенсации морального вреда

Вопрос определения размера компенсации морального вреда, критерии такого определения — являются одним из самых дискуссионных.

Действующее гражданское законодательство не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, не пропорций или формулы расчетов такого вреда, передавая решение данного вопроса всецело на усмотрение суда. Между тем закон устанавливает ряд критериев, совокупное применение которых и является базисом подсчета размера компенсации морального вреда.

В абз. 2 ст. 151 закреплено, что «при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред» (абз. 2 ст. 151 ГК РФ). Положения ст. 151 дополняются п. 2 ст. 1101 ГК РФ: размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» было разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Таким образом, гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы для определения размера такой компенсации (статьи 151 и 1101 ГК РФ).

Как указал Конституционный суд РФ «само по себе использование в оспариваемой норме таких оценочных понятий, как «разумность» и «справедливость» в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы и не приводит к какому-либо неравенству при ее применении, поскольку названное правовое предписание не препятствует возмещению морального вреда гражданину в случаях, предусмотренных законодательством» [13].

Кроме того, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2003 года №404-О [14]).

Итак, можно выделить следующие основные критерии оценки размера морального вреда:

  • — степень вины нарушителя;
  • — степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
  • — характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;
  • — требования разумности и справедливости;
  • — иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Учитывая, что законом дан не исчерпывающий перечень легальных критериев оценки размера компенсации морального вреда, суды могут применять дополнительные, специфические критерии. Так, в юридической литературе легальные критерии расширяются и дополняются. М.Н. Малеина, например, к числу критериев определения размера компенсации за причинение морального вреда предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений о происшедшем событии. При причинении физического вреда — вид и степень тяжести повреждения здоровья, длительность или кратковременность расстройства здоровья, степень стойкости утраты трудоспособности и т.д. [28, c. 69] А.В. Шичанин относит к критериям местные условия и нравы [38, c. 126].

Как подчеркивают исследователи, проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Названные критерии достаточно условны; действующее законодательство не раскрывает содержание критериев, а тем более не дополняет их «не основными критериями». Отсюда совершенно противоположные взгляды на один и тот же критерий в теории, неуверенное применение положений закона судами, которые действительно производят расчет размера компенсации «по своему усмотрению» [25, c. 34].

Наиболее дискуссионным является вопрос о содержании критерия «учет индивидуальных особенностей потерпевшего», его связи с другими критериями, тем более, что данный вопрос вызывает противоречия, как в теории, так и на практике.

Как следует из ст. ст. 151, 1101 ГК РФ законодатель предписывает учитывать степень и характер страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

ГК РФ не конкретизирует, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер компенсации морального вреда. Неразрешенным остается вопрос — нужно ли учитывать материальное положение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда?

В литературе высказываются совершенно противоположные точки зрения о содержании рассматриваемого критерия. По мнению В. Ускова, «при определении размера взыскиваемой в счет компенсации морального вреда денежной суммы судам необходимо руководствоваться не только индивидуальными психологическими особенностями потерпевшего, но и его материальным положением» [34, c. 20].

Другого точки зрения придерживается Э. Гаврилов, отмечающий, что размер компенсации не должен зависеть от личностных особенностей потерпевшего, степени его эмоциональности, ранимости, уровня самооценки, физического развития, пола и т.д. Автор считает, что учет индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации нарушает, по крайней мере, два правовых принципа: равенства прав граждан и принцип, гласящий, что право есть применение равного масштаба к разным людям [19, c. 22].

Действительно, если размер компенсации морального вреда автоматически ставить в зависимость от высокой должности потерпевшего, его материального достатка — тогда нельзя говорить о равенстве прав граждан. И с этим соглашаются большинство исследователей.

Между тем, нельзя связывать индивидуальные особенности потерпевшего исключительно с его высоким положением в обществе и материальным достатком. Индивидуальные особенности — не столько материально-оценочная характеристика, сколько индивидуальные психологические особенности личности. Поэтому, говоря об индивидуальных особенностях необходимо учитывать обусловленную индивидуальными особенностями потерпевшего глубину нравственных и физических страданий, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

В этой связи А.М. Эрделевским, для разъяснения критерия «индивидуальные особенности» предложено понятие глубины страданий «среднего» человека. Как подчеркивает ученый, «глубина страданий для «среднего» человека зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени умаления этого блага, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень) страданий. Поэтому во внимание должны приниматься как эта «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред, как мы назовем ее ниже), так и индивидуальные особенности». Говоря о средней глубине страданий ученый вводит понятие «презюмируемый моральный вред» — это страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния [39, c. 186].

Таким образом, индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК — это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

На наш взгляд, данная точка зрения представляется наиболее рациональной, позволяющей отказать от «материальных» характеристик критерия «индивидуальные особенности».

Возвращаясь к рассмотрению критериев, необходимо подчеркнуть, что дополнительные критерии определения компенсации размера морального вреда можно найти в материалах судебной практики по отдельным категориям дел. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», подчеркивается, что «если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации».

Судебная практика фактически дополнила положения гражданского законодательства еще одним критерием — «реальные возможности причинителя вреда». На практике, вынося решения о компенсации морального вреда, суды учитывают не только индивидуальные особенности лица перенесшего страдания, степень его страданий и т.д., но и возможности причинителя вреда загладить моральный вред, то есть, индивидуальные особенности лица причинившего вред. При этом дискуссионным является вопрос о возможности распространения данного правила на случаи, когда ответчиком являются хозяйствующие субъекты. По одному из дел о назначении компенсации морального вреда суд указал: «Неправомерным является утверждение необходимости учета по данному делу имущественного положения ответчика. Такое право ч. 3 ст. 1083 ГК РФ предоставлено суду только в случае причинения вреда гражданином, а не юридическим лицом» [15].

Необходимо согласиться с исследователями, подчеркивающими, что при серьезности нарушения и высокой степени вины причинителя вреда, систематическом нарушении, размер компенсации должен быть для ответчика чувствительным. Данный критерий должен войти в практику судов всех уровней.

Еще один вопрос, требующий рассмотрения — форма возмещения морального вреда. В соответствии с п. 1 ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Данное норма, исключает «товарное» возмещение вреда. Тем не менее, согласимся с исследователями, считающими, что такое указание, не должно рассматриваться в качестве препятствия для сторон прийти к соглашению об иной материальной форме компенсации причиненного вреда, например путем приобретения товаров или оказания услуг [20, c. 125].

Несмотря на наличие критериев определения размера компенсации морального вреда, судебная практика в вопросах конкретных сумм возмещения — противоречива. По схожим делам суды подсчитывают размеры компенсации, отличающиеся в разы и даже десятки раз от аналогичных дел. В связи со сказанным, исследователи сходятся во мнении, что данный вопрос нужно решать, установив обязанность судей мотивировать размер определяемой судом компенсации, установить четкие критерии и условия их применения.

В последнее десятилетие исследованию критериев определения размера морального вреда в России занимается ряд правоведов. Наиболее полной представляется разработка методики расчета размера компенсации морального вреда А.М. Эрделевского. Ученый в основу своей методики поставил критерий «презюмируемого морального вреда», провел зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности правонарушения, например, от размеров санкций за то или иное преступление, предусмотренных УК РФ. Для расчетов указанного размера он вводит понятие «базисный уровень», который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда.

Автор предлагает определить базисный уровень размера компенсации применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, и в размере 720 минимальных размеров заработной платы (МЗП), исходя из МЗП, установленного законодательством по состоянию на момент вынесения судом решения по делу. 720 МЗП — это заработок физического лица за 10 лет при размере месячного заработка 6 МЗП. Установление именно такого среднемесячного заработка физического лица до последнего времени в наибольшей степени стимулировалось налоговым законодательством. Принималось также во внимание, что такой среднемесячный заработок должен рассматриваться как оптимальный и с позиций пенсионного законодательства, поскольку этому размеру заработка соответствует максимальный размер пенсии по возрасту [39, c. 201].

Для определения размера морального, автор предлагает использовать критерий «презюмируемый моральный вред», а также ряд коэффициентов.

Таким образом, размер компенсации морального вреда должен быть более четко законодательно определен, однако, на наш взгляд, прежде чем вводить формулу и коэффициенты расчетов в практику, необходимо отработать их применение путем расчетов на «прошлых», уже разрешенных делах, далее провести необходимую коррекцию, выработать рекомендации и только после этого, коэффициенты могут применяться в правосудии.

В тоже время необходимо учитывать, что множественность и многогранность условий определения размера компенсации морального вреда делают невозможной точную оценку причиненных душевных страданий. Эта невозможность во многом предопределяет известную еще с прошлых веков доктрину, согласно которой при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является составной частью института компенсации морального вреда.

Таким образом, при разработке новых критериев и форм расчетов, необходимо учитывать, что формулы и коэффициенты должны применяться в совокупности с таким критерием как «усмотрением суда».

http://vuzlit.ru/1338198/problemy_opredeleniya_razmera_kompensatsii_moralnogo_vreda

Проблемы определения морального ущерба

Вид работы: Проект

Тема: Проблемы определения морального ущерба

Введение

На современном этапе развития сферы юриспруденции существует множество спорных и требующих детального изучения ситуаций и вопросов. Компенсация морального вреда в этом плане занимает далеко не последнее место, ведь данный элемент выступает как гарантия прав человека, закрепленных законодательством.

Институт компенсации морального вреда является активно используемым способом защиты личных неимущественных прав граждан. Российское законодательство, а именно Гражданский Кодекс РФ, предусматривает возможность взыскания денежной компенсации за причиненный моральный вред

Актуальность выбранной темы работы обусловлена отсутствием четких пределов и границ определения размера компенсации морального вреда.

Возникла ситуация, когда господствующее в науке представление о необходимости установления каких- либо внятных ориентиров, рамок или тарифов для определения размера компенсации полностью расходится с легализованной позицией законодателя, предоставившего определение размера компенсации судейскому усмотрению.

Целью в данной работе является исследование проблем определения морального ущерба.

Исходя из поставленной цели в работе были решены следующие задачи:

1 – изучены понятие и источники правовой базы по регулированию морального ущерба;

2 – определены критерии определения размера компенсации морального вреда;

3 — проанализирована судебная практика в сфере проблем компенсации морального вреда юридическим лицам.

Объектом исследования в работы выступает моральный ущерб.

Предметом исследования в работе является определение морального ущерба.

Исследование проблем определения морального ущерба нашло свое отражение в трудах многих отечественных экономистов: А.М.Беляковой, С.Н.Братуся, В.П.Грибанова, С.Е.Донцова, Н.С.Малеина, Е.А.Михно, В.А.Тархова, М.Я.Шиминовой, К.Б.Ярошенко и др. Глубиной анализа и новизной позиции отличаются труды А.М.Эрделевского, который разработал концепцию морального вреда, впоследствии воспринятую законодателем.

К методам исследования, используемым в данной работе, относятся методы анализа и синтеза, построения гипотезы, логической оценки событий, графический и другой метод сбора и обработки информации. Исследование базируется так же на общенаучной методологи, предусматривающей использование системного и институционального подходов.

Теоретические аспекты компенсации морального ущерба

Основным способом судебной защиты нематериальных благ является компенсация морального вреда.

В области юриспруденции понятие морального вреда трактуется как институт защиты «нравственного интереса» лица и понимается как страдания и лишения физические и нравственные, причиненные лицу неправомерной деятельностью правонарушителя.

Статья 151 Гражданского Кодекса РФ содержит в себе следующее определение морального вреда: действия, нарушающие личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» было введено следующее определение морального вреда: нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В соответствии со статьей 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

http://xn--d1aux.xn--p1ai/problemy-opredeleniya-moralnogo-ushherba/

Проблемы определения размера компенсации морального вреда.

50. Проблемные вопросы практического применения взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в современной судебной практике.

В статье рассматриваются вопросы взыскания на основании ст. 395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами после вынесения решения суда о взыскании основного долга и применение срока исковой давности к таким требованиям.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица предусмотрена ст. 395 ГК РФ.

Обычно при предъявлении иска о взыскании основной задолженности предъявляется также требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, однако нередки случаи, когда требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ предъявляется уже не только после вынесения решения суда, но и после исполнения данного решения.

При этом необходимо отметить, что обязанность исполнения судебного акта лежит на должнике независимо от совершения взыскателем действий по принудительному исполнению судебного решения, поэтому непредъявление исполнительного листа к исполнению не может рассматриваться в качестве основания освобождения от ответственности за несвоевременное исполнение судебного акта, тем более если он вступил в законную силу.

Таким образом, пострадавший кредитор, не получивший своевременно денег по принятому в его пользу и вступившему в законную силу судебному решению, вправе обратиться в пределах общего трехлетнего срока исковой давности (ст. 196 ГК РФ) к должнику с иском о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ. Такой иск подлежит удовлетворению, если суд установит, что в пользу кредитора был принят судебный акт, вступивший в законную силу, которым на кредитора возложена обязанность перечислить в пользу кредитора денежные средства, однако должник эту обязанность не исполнил (Постановление Президиума ВАС РФ от 14.12.2010 N 8893/10).

В соответствии со п.1 ст. 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.

Поэтому если требование о взыскании задолженности было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, срок исковой давности для предъявления требования не истек и должен определяться по общим правилам, установленным ст. ст. 196, 200 ГК РФ.

Согласно п. 3 ст. 395 ГК РФ проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

В п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» указано, что «срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу».

Таким образом, при предъявлении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами необходимо учитывать трехлетний срок исковой давности.

http://lektsii.org/14-29993.html

Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных прав: проблемы определения размера

Компенсация морального вреда, как отмечают суды, является наиболее востребованным способом защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав.

Основания для компенсации (ст. 1100 ГК):

· вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

· вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

· в иных случаях, предусмотренных законом (например, по Закону о защите прав потребителей) .

Моральный вред подразделяется на две категории: нравственные и физическиестрадания.

Нравственные страдания в литературе определяются как психическая реакция в виде переживаний, содержанием которых может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом плане последствие.

Понятие «физические страдания», в контексте российского законодательства не отождествляются с «физическим вредом» или «вредом здоровью». В частности, «физические страдания» вызывает причинение «физического вреда», сопровождающиеся болезненными ощущениями.

При том, как основание для компенсации морального вреда, может быть переживание нравственных или физических страданий, как в отдельности, так и в совокупности.

Проблема определения размера.

Критерии

Статьи ГК РФ, регулирующих компенсацию морального вреда (статьи 151, 152, 1099-1101 ГК РФ) содержат ряд понятий и критериев, учетом которых суд принимает решение о сумме компенсации.

В соответствии со статьями 151 и 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом из ряда обстоятельств дела: характера и степени причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств (например, возраст и состояние здоровья). При том, суд должен исходить из требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Суды учитывали и показатель уровня жизни населения в конкретном регионе — прожиточный минимум в субъекте Российской Федерации».

Тенденции

Как правило, российские суды уменьшают размер денежной компенсации морального вреда или же отказывают в компенсации вовсе.

Причины

Анализируя судебную практику, Верховный Суд пришел к выводу, что истцы, не обосновывали, как правило, заявленную сумму компенсации морального вреда, ограничиваясь ссылкой на ухудшение состояния здоровья, душевные волнения и переживания.

Причины тому могут быть совершенно разные, вплоть до учета «вины» самого потерпевшего.

Верховный Суд РФ, между тем, установил: «причиной уменьшения размера компенсации морального вреда по сравнению с суммами, заявленными в исковых требованиях, как правило, являлось несогласие суда с учетом принципов разумности, справедливости и соразмерности последствиям нарушения с субъективной оценкой истца степени причиненного ему вреда».

Авторы, изучавшие проблему определения размеров компенсации морального вреда констатируют, что суды на сегодняшний день исходят не из конкретных обстоятельств дела, а из сложившейся судебной практики и общих подходов по отдельным категориям дел.

Попытки выработать механизм расчета

Попытки выработки методики расчета сумм компенсации морального вреда есть в работе Эрделевского А.М. «Компенсация морального вреда».

Где, так или иначе, предлагалось презюмировать тот или иной базовый размер компенсации морального вреда для типовой ситуации и, в которой был выработан вариант формулы подсчета размера действительного морального вреда.

При этом учитываются степень вины причинителя и потерпевшего, коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, коэффициент заслуживающих внимания обстоятельств.

Позиция ЕСПЧ по компенсации морального вреда в РФ:

Задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску.

Европейский Суд также указывает на несоразмерно малые суммы компенсации морального вреда, присуждаемые российскими судами.

В этой связи подчеркивается: «значение разумной суммы справедливой компенсации, присуждаемой в рамках национальной системы, для того чтобы данное средство правовой защиты могло рассматриваться как эффективное».

Однако в таких делах национальные суды должны обосновать свое решение достаточными мотивами.

Отсутствие мотивов, назначения той или иной суммы, подводит Европейский Суд по правам человека к выводу: «суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения».

Дата добавления: 2018-02-28 ; просмотров: 525 ;

http://studopedia.net/2_21792_kompensatsiya-moralnogo-vreda-pri-narushenii-lichnih-neimushchestvennih-prav-problemi-opredeleniya-razmera.html

ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО НЕПРАВОМЕРНЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ

Конституция Российской Федерации провозглашает право на жизнь, здоровье, честь и достоинство, как естественные и неотчуждаемые права личности, что обуславливает необходимость их эффективной правовой защиты.

Одной из основных задач правового государства является обеспечение справедливого восстановления нарушенных прав и возмещения причиненного вреда, в том числе и морального.

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда является одним из способов защиты гражданских прав.

Статьей 151 ГК РФ определено: «в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Кроме этого, суд должен учитывать, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред». При этом, законодатель не обязывает суд принимать во внимание индивидуальные особенности причинителя вреда, его характеристики и тому подобное. Вместе с тем, законодатель исключил карательную суть правового воздействия на причинителя вреда при определении суммы, подлежащей взысканию, возлагая на институт компенсации морального вреда только функцию восстановления нарушенного права.

Стоит отметить, что взыскание морального вреда в Российской Федерации возможно и без вины причинителя, так на основании ст. 1100 ГК РФ «Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях когда:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

— вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

— а также в иных случаях, предусмотренных законом».

Не смотря на то, что правовой институт компенсации морального вреда в отечественном гражданском законодательстве сравнительно «молодое» явление, он оказался довольно востребованным обществом.

В связи с чем, для развития и совершенствования указанного института в РФ, а также с целью формирования однородной правоприменительной практики Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» определил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Одним из условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключением могут стать только случаи, прямо предусмотренные законом. Такой подход законодателя, на наш взгляд, является оправданным, и защищает законопослушных ответчиков по делам о возмещении морального вреда от необоснованных решений, а отсутствие несправедливой и порой абсурдной судебной практики, оберегает суды от рассмотрения дел, в которых истец преследует цель обогащения, а не восстановления нарушенных прав.

Так, например, в странах с прецедентной (англосаксонской) системой права, (в практике США и Англии) есть судебные прецеденты, когда недобросовестные потребители, имеющие цель обогащения, требуют возмещения морального вреда, который им причинен в результате подачи им слишком горячего обеда или в случае, когда в инструкции по эксплуатации микроволновой печи производитель не указал, что в ней нельзя сушить домашних питомцев. Конечно нельзя говорить, что в судебной практике Англии и США существует только парадоксальные случаи. Принимая во внимание длительное развитие института возмещения морального вреда за рубежом, России безусловно есть чему поучиться.

Положительный пример законодательства, регулирующего подход к компенсации морального вреда — законодательство Германии, так например истцу, при тяжком повреждении его здоровья, вызвавшем прогрессирующее нарушение жизненных процессов в организме, за перенесенные страдания, могут быть присуждены периодические выплаты. В данном случае, на наш взгляд, имеет место обдуманный подход к восстановлению нарушенного права, так как в результате нарушений жизненных процессов в организме, истец (потерпевший) может утратить трудоспособность, и его право нарушено не только к моменту подачи иска, но и в последующем. В связи с чем логично обязать причинителя вреда восстанавливать права истца до того момента, пока не пройдут последствия неправомерного деяния.

Указанные положительные примеры зарубежной практики в области возмещения морального вреда безусловно наложили отпечаток на формирование законодательства Российской Федерации в этой области, однако существуют проблемы, как при определении оснований для возмещения морального вреда, так и при определении размера компенсации, подлежащей взысканию. Основанием для возмещения морального вреда с точки зрения российского законодательства, является физические или нравственные страдания, пережитые гражданином. К нравственным страданиям относятся переживания, связанные с испытываемыми негативными ощущениями, открытым остается вопрос о том, что же такое физические страдания. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ говорится о физическом страдании, которое является одним из видов морального вреда, однако, что конкретно относится к моральным страданиям, так же не определяется.

Если рассмотреть моральный вред, как испытываемое страдание, то последствия от действий причинителя вреда должны найти отражение в психическом здоровье потерпевшего, в свою очередь неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах потерпевшего, вызывать у него негативные ощущения, которые можно назвать физическими страданиями. Однако, это субъективное мнение, которое может подвергнуться критике, так как оно не отражено в законодательстве.

Статьей 1101 ГК РФ законодатель попытался урегулировать вопрос об определении размера компенсации морального вреда. Закон, в данном случае, говорит о том, что этот размер определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. То есть в настоящее время, применим закон, который в полной мере предоставляет судье единолично принимать решение о сумме компенсации, при этом формируется практика, когда при схожих обстоятельствах суды могут принимать различные решения относительно размера компенсации.

При анализе сложившейся в России судебной практики по делам о возмещении морального вреда, можно сделать вывод о том, что размеры компенсации морального вреда не соответствуют принципу восстановления права, то есть в пользу истца взыскиваются ничтожно маленькие суммы. Из судебных решений следует, что индивидуальные особенности истца учитывается судом формально. В результате чего, можно сделать вывод о том, что такой способ защиты своих прав как компенсация морального вреда в Российской Федерации не совершенен и требует более жесткого (конкретного) законодательного регулирования. Прежде всего, изменения в законодательстве должны применяться к понятиям, используемым в нормотивно-правовом регламенте компенсации морального вреда, тогда решаться проблемы, связанные с неверной, а порой неоднообразной трактовкой положений законодательства, о которых говорилось выше.

Список литературы

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Российская газета 2009. № 7.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ // Правовая система «Консультант плюс».

3. Материалы судебной практики

4. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Правовая система «Консультант плюс».

5. Решение «О взыскании задолженности по заработной плате, денежной компенсации за неиспользованный отпуск, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, от 30.11.2011» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-leningradskij-rajonnyj-sud-g-kaliningrada- kaliningradskaya-oblast-s/act-102350573/

6. Решение «О возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, компенсации морального вреда, от 18.05.2011» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-zelenogradskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva- s/act-102993152/

7. Решение «По иску Ф. к Ш. компенсации морального вреда, причиненного преступлением, от 23.11.2011» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-mezhdurechenskij-gorodskoj-sud-kemerovskaya-oblast-s/act- 100170361/

8. Решение «По иску о взыскании компенсации морального вреда. Иск удовлетворен частично», от 09.02.2012» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-kujbyshevskij-rajonnyj-sud-g-irkutska- irkutskaya-oblast-s/act-100210785/

9. Решение «По иску о защите прав и свобод человека и компенсации морального вреда. В удовлетворении иска отказано, от 09.02.2012» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-kujbyshevskij-rajonnyj-sud- g-irkutska-irkutskaya-oblast-s/act-100210801/

10. Дело «О компенсации морального вреда, причиненного в результате уголовного преследования» // Интернет ресурс: https://rospravosudie.com/court-shadrinskij-rajonnyj-sud-kurganskaya-oblast-s/act-100414280/

11. Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. — М., 1986.

12. Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // В сб.: Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав.- Свердловск, 1973.

13. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. — М., 1970.

14. Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. — М., 1998.

15. Райхер В.К. Вопросы ответственности за причинение вреда // Советское государство и право. 1971. № 5.

16. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства. – 3-е изд., испр. и доп. – М., 2004.

17. Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 341.

18. Рахмилович В.А. о пробелах и противоречиях // Журнал российского права. 1997. № 12. С. 59.

http://izron.ru/articles/aktualnye-problemy-yurisprudentsii-i-puti-resheniya-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdunarodno/sektsiya-3-grazhdanskoe-pravo-predprinimatelskoe-pravo-semeynoe-pravo-mezhdunarodnoe-chastnoe-pravo-/problemy-kompensatsii-moralnogo-vreda-prichinennogo-nepravomernymi-deystviyami/

Литература

  1. ред. Качанов, А.Я.; Забарин, С.Н. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам; М.: СПАРК; Издание 2-е, перераб. и доп., 2011. — 389 c.
  2. Общая теория государства и права. Учебное пособие. — М.: Книжный дом, 2006. — 320 c.
  3. Хропанюк, Валентин Теория государства и права / Валентин Хропанюк. — М.: Димов, Ткачев, Дабахов, 1996. — 384 c.
  4. Корпоративное право. Актуальные проблемы. — М.: Инфотропик Медиа, 2015. — 242 c.
  5. Каутский, К. Аграрный вопрос; Киев: Пролетарий, 2012. — 330 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях